Санди Зырянова
Сколько можно безумному даэдра сидеть в отпуске?
Обыденность - пшик, это знают все наши дворы,
Они переполнены тайнами и чудесами...
Меня кот позвал полетать, так что - "чур, не игры!"
Про "серые будни" наврёте чего-нибудь сами.

Райлен Асиаре


Обычные дни закружили привычностью дел,
Знакомых настолько, что руки все делают сами…
Ко мне Чудо-кот через сырость и ночь прилетел,
Мурлыкнул «Давай же! Я жду тебя над небесами!»
И я поспешила за Чудом, отставив утюг
И крикнув «Пока!» на ходу – изумившимся детям.
Остался внизу наш сырой и приземленный юг;
Гудя в волосах, подгонял нас взбесившийся ветер.
А Чудо летело, пугая шипеньем Луну,
Туда, где раскрыла объятья седая Казанка,
И купол Исакия в небе полночном заснул,
И Аничков мост задремал над застывшей Фонтанкой.
Мы шпиль с кораблем обогнули, а кот мне: «Пойдем! –
Смеяться и петь, и стихи пусть шумят в кронах сосен!
Смотри – неужели не видишь загадочный дом
Над невскими льдами, – вверху, на туманном утесе!
Пусть цепь на груди оборвется, как тонкая нить,
Твое место – там, в небесах, с чудесами, с котами…»
…А врач говорил: «Я прошу вас меня извинить,
Мы сделали все, что могли», – моей плачущей маме