Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи пользователя: Санди Зырянова (список заголовков)
22:27 

Петербургский ноябрь

Санди Зырянова
Сколько можно безумному даэдра сидеть в отпуске?
Времена капюшонов и ярких зонтов –
И в дожде отражается Адмиралтейство.
Город убран штормами к морозу – невеста! –
И к седой гололедице снова готов,
И на крышах промозглых, о чем – неизвестно –
Шепчет осень невнятицу ветреных слов.

Обездоннели русла – уж первый ледок,
И последний пропащий листочек в них тонет.
Цепенеют озябшие Клодтовы кони
И прикован к причалу давно катерок.
По мостам – топоток, отдающийся стоном,
От прощальных шагов, первых теплых сапог.

Сколько жалоб на слякоть – ну, невпроворот!
Все прекрасное часто забыто и скрыто.
Но нисходит к нам чудо. Смотрите, смотрите! –
Вот снежинки на варежке… Первый! Идет!
…Я приеду к тебе в твой заснеженный Питер,
Чтобы вместе с тобою встречать Новый год

22:31 

Петербургские поэты

Санди Зырянова
Сколько можно безумному даэдра сидеть в отпуске?
Полуголодное наше поэтское братство! –
За полночь так ощущаешь вращенье Земли…
Я остаюсь у тебя: мне домой не добраться –
Мы засиделись. Уже и мосты развели.
Белая ночь ворожит и танцует на крышах,
Холодом вечности тянет от близкой Невы.
Чью-то гитару из ближнего дворика слышно:
Нас, полуночников, много. Мы – племя любви.
Вечные долгие споры о судьбах России,
Пепел и кофе, и шутки, и снова – стихи…
С Музой на кухне сидим – навсегда молодые,
На расстоянии дружеской теплой руки.
Ветер, привычно погладив дворцы и фасады,
Тенью осядет на тонких чертах наших лиц:
Это дыханье Петра, декабристов, блокады,
Мышкин с Онегиным, тихо бредущие – вниз…
Гаснет беседа, и день занимается новый,
Скоро откроют метро. Уходить не спешим:
Кто-то поставил «Аквариум». Голос и слово…
Город стихов и любви, ставший вдруг золотым…

16:32 

Летний Питер

Санди Зырянова
Сколько можно безумному даэдра сидеть в отпуске?
…А счастье в груди распускает лучи незаметно:
Лежишь на газоне, под телом пружинит трава –
И, солнцем оплавлены, тихо колышутся ветви,
И слышно, как рядом кораблик качает Нева.
Порыв ветерка пробежал под музейную крышу –
И сник, безбилетник, пред Вечностью робко зачах;
Босые студентки пастелью шуршат еле слышно,
Корпя над набросками пестрых лаптей и рубах
И голые ножки следами грядущего века
Впечатались в память, покрытую пылью времен…
Вот зайчики солнца – случайного летнего смеха –
Коснулись ресниц, намекая, что жизнь – это сон.
Туман на губах – это отблески Ладоги дальней,
Где ждут иван-чай, земляника, крапива и сныть
А счастье… что счастье? – оно же индивидуально,
Но требует с кем-то – хотя б на двоих – разделить;
Оно не зависит от дня, от часов и погоды
И даже любовь если властна, то только – едва…
Но есть, лишь когда беззаботные катятся воды
И новый кораблик все так же качает Нева

00:11 

Книжная ярмарка на Елизаровской. Любовь

Санди Зырянова
Сколько можно безумному даэдра сидеть в отпуске?
Не задержишь минуты. Нет власти ни Богу, ни Хиггсу,
И звезда вдруг проступит сквозь дня обреченную твердь.
Через несколько дней нам придется надолго проститься,
А прощанье всегда – хоть немного, но все-таки смерть.
Не задержишь… Зовут акварельные брызги веснушек –
Авантюрные искорки, россыпи свет-янтаря;
В лабиринтах прилавков ведешь – я ступаю послушно,
Покупая тома сочинений (чтоб выход – не зря!).
Нам так много успеть бы: сходить, посетить и увидеть,
Сделать снимки на память, купить по десяточку книг.
И еще отговорки придумать, чтоб было не стыдно
Рассказать, как упущен тот самый, единственный миг…
Не задержишь мгновенья. Ушло – и ушло безвозвратно,
И ни Бог, и ни Хиггс не расскажут уже – почему.
Прижимаю к груди свежекупленный томик Лавкрафта,
Выйдем – чтоб не в толпе – и тебя так же крепко прижму

15:54 

Любимый город

Санди Зырянова
Сколько можно безумному даэдра сидеть в отпуске?
Автор - ХамелеON


Моя душа в тени большого сфинкса
Так безмятежно тихо отдыхает
В тот час, когда уже уснули птицы,
И на Дворцовой саксофон играет.

Моя душа неслышно по каналам
Плывет и носится дворцами и садами.
Я вновь бегу, и спят ещё трамваи,
Я вновь смеюсь, не повзрослев с годами.

Мой чудный город белыми стихами
Как белым кружевом свои украсил ночи.
И я в любви своей к воде и камню
В том городе все не поставлю точку.

Мне снятся улицы, умытые под утро,
В районе Невского, где я жила когда-то,
Люблю фонтаны, львов красивых мудрых,
Мне снится вечер, на Неве закаты.

Моя душа лишь ночью рвет все нити,
Во сне туда, где сердце, улетает.
Я сплю в Москве, мне снова снится Питер.
Волшебный город с чудными мостами…

19:00 

Зимний Питер

Санди Зырянова
Сколько можно безумному даэдра сидеть в отпуске?
Автор - Сэр Хрюклик

Люблю зимы твоей жестокой
Недвижный воздух и мороз,
Бег санок вдоль Невы широкой,
Девичьи лица ярче роз...

А.С.Пушкин

Я зимний Питер не увижу,
Глазами Пушкина, тем паче:
И воздух ныне - не недвижный,
И город выглядит иначе.

Но память бережно лелеет
Полозьев скрип на Петроградской,
И солнце, что блестит, не грея,
И ветра пОсвист залихватский.

И ощутить хочу опять я
Метели бессердечный норов,
Мороза крепкие объятья,
Пушистый иней на заборах,

Хочу, чтоб снежных баб лепили,
И развлекались гололёдом,
Чтоб об асфальт сосульки бились,
Не задевая пешеходов,

Чтоб повстречалась утром стылым
Розовощёкая девчушка,
Чтоб каждый полдень била пушка.
Не боевыми. Холостыми.

16:44 

Полеты с Чудом

Санди Зырянова
Сколько можно безумному даэдра сидеть в отпуске?
Обыденность - пшик, это знают все наши дворы,
Они переполнены тайнами и чудесами...
Меня кот позвал полетать, так что - "чур, не игры!"
Про "серые будни" наврёте чего-нибудь сами.

Райлен Асиаре


Обычные дни закружили привычностью дел,
Знакомых настолько, что руки все делают сами…
Ко мне Чудо-кот через сырость и ночь прилетел,
Мурлыкнул «Давай же! Я жду тебя над небесами!»
И я поспешила за Чудом, отставив утюг
И крикнув «Пока!» на ходу – изумившимся детям.
Остался внизу наш сырой и приземленный юг;
Гудя в волосах, подгонял нас взбесившийся ветер.
А Чудо летело, пугая шипеньем Луну,
Туда, где раскрыла объятья седая Казанка,
И купол Исакия в небе полночном заснул,
И Аничков мост задремал над застывшей Фонтанкой.
Мы шпиль с кораблем обогнули, а кот мне: «Пойдем! –
Смеяться и петь, и стихи пусть шумят в кронах сосен!
Смотри – неужели не видишь загадочный дом
Над невскими льдами, – вверху, на туманном утесе!
Пусть цепь на груди оборвется, как тонкая нить,
Твое место – там, в небесах, с чудесами, с котами…»
…А врач говорил: «Я прошу вас меня извинить,
Мы сделали все, что могли», – моей плачущей маме

02:16 

Питерская память

Санди Зырянова
Сколько можно безумному даэдра сидеть в отпуске?
Автор: Вера Кузьмина

Летний сад - мозаика разных судеб.
Достоевский с Хармсом гудят в притоне.
А вода каналов несчастья любит
Принимать в застиранные ладони.

А на крышах ветер скребется рысью,
А в каналах жизни, слова и рыбы.
Кто мне эту невскую воду впрыснул
Не под кожу - в плоть локтевого сгиба?

Отчего я знаю, как в ритме вальса
Снег на плечи Пестеля томно падал,
Как по списку мертвых костлявым пальцем
Педантично, сухо вела блокада?

Дай мне руку, Петр, разудалый шкипер.
Год от года крепче речная память,
А людская - мельче... И молча Питер
Над страной забывшей поник плечами.

00:52 

Счастье мое

Санди Зырянова
Сколько можно безумному даэдра сидеть в отпуске?
От рассветного воздуха снова становится красной
Подостывшая кровь, а слова - как всегда - не о том...
Я тебя обнимаю, мое петербургское счастье,
По судьбе проскользнувшее ласковым теплым котом.
Убегающей жизни на год увеличится скорость,
И вещает иное звезда - постоянны лишь мы.
Я веснушки твои поцелую еще и еще раз
Через пасмурный войлок упорно идущей зимы.
Напишу-ка я повесть о нас, но с финалом открытым:
Точки ставим не мы, а суровый поэт-Бытиё...
Я увижу тебя, мой любимый и сказочный Питер,
Где мурлычет во сне долгожданное счастье мое

Cтрофы о Северной Венеции

главная