Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных



C миру по нитке, с автора по строчке
собирать
Те, кто уже был
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
05:40 

жж юзер malenkayaV. "Мой детский Петербург"

Tsurune
«А судьи кто?»
это, конечно, в первую очередь
набережные Невы
и папа поднимает на руки и ставит на парапет
потом наводит резкость на Зените и делает "щелк!"

детский Петербург - это та самая пышечная
где можно выбрать, в каком зале сидеть
и да-да - этот не совсем кофе в стеклянных стаканах
зато настоящие пышки в огромных количествах

в детском Петербурге трамваи громыхают так же,
как и во взрослом
только везут они не куда-нибудь,
а в Цирк, Зоопарк или в гости к тете Гале
тетя Галя живет в коммуналке с высокими потолками и окнами на пыльную улицу
у нее всегда шумно, весело и лето
потом, возвращаясь домой,
ждать трамвай нужно обязательно сидя на цепочках,
ограничивающих тротуар

детский Петербург - это мамины экскурсии по Эрмитажу
и яблоки из сумки
и пока никто не видит потрогать рамку картины
не может же она быть и правда золотой

в детском Петербурге у папы всегда на шее фотоаппарат
а Нева - бесконечно глубокая
и когда идешь через мост
такой высокий и раскачивающийся
там посередине есть такое место, где видно воду
далеко внизу
это самый ответственный момент, между прочим!
а еще папа подзадоривает и улыбается
дыхание на секунду замирает, ты набираешься смелости
и перешагиваешь эту бездну
а потом чувствуешь себя храброй и довольной

в детском Петербурге всегда ветер и какая-нибудь река
а еще сфинксы и львы
они на самом деле живые,
но взрослые об этом не догадываются

а еще в детском Петербурге
тебя привозят в Гостинку или ДЛТ
и разрешают ткнуть пальцем во что угодно
потому что Новый год

а летом на Невский выкатывают тележки с мороженым
и можно долго выбирать,
какой шарик толстая тетка в фартуке
затолкает в стаканчик круглой ложкой
еще есть такие специальные автоматы с шипучкой
лимонад оттуда кажется волшебным
и приятно щекочет нос

не потрогать пальцы на ногах Атлантов
в детском Петербурге считается преступлением
они гладкие холодные и огромные
сами Атланты - ерунда по сравнению с этими пальцами

а еще в моем детском Петербурге широкие светлые улицы
и высокие
(такие, что приходится задирать голову)
дома
желтого, розового, голубого, зеленого цветов
с невероятно разнообразными окнами
и головами на стенах
и иногда очень хочется вернуться в тот самый город
и в ситцевом платье, гольфах и сандалиях заскочить в трамвай
пробить в билетике дырки
и, раскачиваясь и мечтая,
громыхать вместе с трамваем по разноцветным улицам
самого лучшего Города на Земле

15:53 

мое

прыгай. о небо еще никто не разбивался.
ты знаешь, Питер имеет душу, там даже камни умеют слушать. я приезжаю, и мне там лучше и жить, и прятаться, и грустить.
его вода для меня живая, в его автобусах и трамваях я от забот своих уезжаю, чтоб теплый свет его ощутить.

ты знаешь, в Питере проще верить, что счастье есть, что открыты двери, там нарисованы акварелью мои расплывчатые мечты.
его проспекты уходят в небо, ему я верю - отчасти слепо - и сочиняю ему сонеты, а он разводит свои мосты.

ты знаешь, Питер как мудрый старец: своими зельями исцеляет и исполняет свой странный танец, как ритуал от былых обид.
его каналы, его фонтаны - противоядия от дурманов, и эти воды затянут раны, и сердце больше не так болит.

ведь Питер знает на все ответы: как быть собой и дожить до лета. я там всегда остаюсь согрета, пусть даже в самый унылый дождь.
он нежно манит и опьяняет, он как дитя на руках качает и заставляет забыть печали, пусть их немало еще хлебнешь.

ты знаешь, он от всех страхов лечит, я в каждом сне мчусь к нему навстречу, он свои мантры мне в ухо шепчет и объясняет все без прикрас.
пускай он часто бывает серым, но это не подрывает веру, и я в него влюблена без меры с тех пор, как встретила в первый раз.


22:08 

Петербургская мистерия

Kalcius
...и точка лазерного прицела на твоем лбу - тоже чья-то точка зрения(с)
А чтобы быть собой - смотри, - мне нужно непристойно мало - всего лишь жить под одеялом часов двенадцать, а не три, мне нужен вечер теплый, синий, с вином и плюшками в меду, и научиться быть красивой спокойным людям на беду, мне нужно ездить на метро, толкаться острыми локтями, и чувствовать, как голод тянет моё засохшее нутро, мне нужно плакать втихаря над неудавшимся романом, кричать "конечно, всё нормально" - "всё плохо" тихо говоря, кидаться под автомобили, сидеть на белой полосе, еще, практически от всех, мне нужно, чтоб меня любили, накидывать на плечи шарф, себя чуть-чуть считать поэтом. И нужно жить - а то всё это теряет некоторый шарм.
Казалось, что вчера октябрь, но ветер бьет щитом фанерным, метет за ворот, щиплет нервы, тайфуны снежные крутя. Курю у звездного ковша, украдкой, в пять сбежав с работы, с такой неслыханной свободой, что даже не о чем дышать. Что даже не о чем смотреть - прищуриваюсь против снега, а он так сыплет, сыплет с неба, что мир уменьшился на треть. И в этом мире бродим мы - актеры призрачной массовки, знакомлю старые кроссовки с промокшим сахаром зимы.
На Стрелке в свете фонаря туристы изучают карту - рожденственские кинокадры почти в начале ноября. Попробуй выжить на ветру, мне через мост на Петроградку - иду, хватаясь за оградку, скольжу по мокрому ковру. Я узнаю себя чуть-чуть в любом прошедшем человеке, отныне, присно и вовеки я буду жить, куда хочу, куда прикажет глаз и нос, куда меня несет кривая, туда и побегу - живая настолько, что самой смешно. Ты хочешь выпить - ну, налей, я тоже - так спасибо, Боже, за непохожих, за прохожих, за Биржу в дрожи фонарей. Но ты сидишь в жару, в соплях, над книжками, на Техноложке, скребешь ногтями по обложке, заметки ставишь на полях, и шепчешь, засыпая в полночь, закутываясь в теплый плед - ты шепчешь это много лет, но ты наверное, не помнишь:
Я никогда не разобью спартанцев под Пилосом.
Я никогда не разобью спартанцев под Пилосом.
Я никогда не увижу спартанцев под Пилосом.
Ерошится на куртке шерсть, и всё вокруг тесней и площе, а я переезжаю площадь трамваем номер тридцать шесть. Я не могу тебе помочь, приду тихонько, брошу сумку, я принесла прозрачный сумрак, босую питерскую ночь. Спартанцы здесь обречены, здесь нет блистательных и сильных, есть тонкий запах апельсинов и прелый привкус тишины. Шагами легкими тоска заходит в гости, тянет жилы и спрашивает: "Живы?" -Живы. Тебе здесь нечего искать.
Но завтра-то - не за горой , мы побредем проспектом темным - совсем усталые актеры, неважно знающие роль. Дрожит собака в конуре, не греется вода в ботинках, но есть вчерашняя картинка - и Биржа в свете фонарей. А остальное - ерунда, тоска крадется шагом лисьим, но мы исчезнем в закулисье и будем живы - навсегда.

2006

Аля Кудряшева.

02:16 

Питерская память

Санди Зырянова
Сколько можно безумному даэдра сидеть в отпуске?
Автор: Вера Кузьмина

Летний сад - мозаика разных судеб.
Достоевский с Хармсом гудят в притоне.
А вода каналов несчастья любит
Принимать в застиранные ладони.

А на крышах ветер скребется рысью,
А в каналах жизни, слова и рыбы.
Кто мне эту невскую воду впрыснул
Не под кожу - в плоть локтевого сгиба?

Отчего я знаю, как в ритме вальса
Снег на плечи Пестеля томно падал,
Как по списку мертвых костлявым пальцем
Педантично, сухо вела блокада?

Дай мне руку, Петр, разудалый шкипер.
Год от года крепче речная память,
А людская - мельче... И молча Питер
Над страной забывшей поник плечами.

19:56 

своё (питерским дождям посвящается).

вика рябикина
время из стекла
Вагонно-ресторанное.

Вновь вдаль умчаться спешит
Город над вольной Невой.
И триста грамм не смягчит
Горечь разлуки с тобой.
Не перехочется жить
В стенах твоих - берегах.
Я вернусь, только дождись,
а?


июнь 2009

22:31 

Петербургские поэты

Санди Зырянова
Сколько можно безумному даэдра сидеть в отпуске?
Полуголодное наше поэтское братство! –
За полночь так ощущаешь вращенье Земли…
Я остаюсь у тебя: мне домой не добраться –
Мы засиделись. Уже и мосты развели.
Белая ночь ворожит и танцует на крышах,
Холодом вечности тянет от близкой Невы.
Чью-то гитару из ближнего дворика слышно:
Нас, полуночников, много. Мы – племя любви.
Вечные долгие споры о судьбах России,
Пепел и кофе, и шутки, и снова – стихи…
С Музой на кухне сидим – навсегда молодые,
На расстоянии дружеской теплой руки.
Ветер, привычно погладив дворцы и фасады,
Тенью осядет на тонких чертах наших лиц:
Это дыханье Петра, декабристов, блокады,
Мышкин с Онегиным, тихо бредущие – вниз…
Гаснет беседа, и день занимается новый,
Скоро откроют метро. Уходить не спешим:
Кто-то поставил «Аквариум». Голос и слово…
Город стихов и любви, ставший вдруг золотым…

15:54 

Любимый город

Санди Зырянова
Сколько можно безумному даэдра сидеть в отпуске?
Автор - ХамелеON


Моя душа в тени большого сфинкса
Так безмятежно тихо отдыхает
В тот час, когда уже уснули птицы,
И на Дворцовой саксофон играет.

Моя душа неслышно по каналам
Плывет и носится дворцами и садами.
Я вновь бегу, и спят ещё трамваи,
Я вновь смеюсь, не повзрослев с годами.

Мой чудный город белыми стихами
Как белым кружевом свои украсил ночи.
И я в любви своей к воде и камню
В том городе все не поставлю точку.

Мне снятся улицы, умытые под утро,
В районе Невского, где я жила когда-то,
Люблю фонтаны, львов красивых мудрых,
Мне снится вечер, на Неве закаты.

Моя душа лишь ночью рвет все нити,
Во сне туда, где сердце, улетает.
Я сплю в Москве, мне снова снится Питер.
Волшебный город с чудными мостами…

00:52 

Счастье мое

Санди Зырянова
Сколько можно безумному даэдра сидеть в отпуске?
От рассветного воздуха снова становится красной
Подостывшая кровь, а слова - как всегда - не о том...
Я тебя обнимаю, мое петербургское счастье,
По судьбе проскользнувшее ласковым теплым котом.
Убегающей жизни на год увеличится скорость,
И вещает иное звезда - постоянны лишь мы.
Я веснушки твои поцелую еще и еще раз
Через пасмурный войлок упорно идущей зимы.
Напишу-ка я повесть о нас, но с финалом открытым:
Точки ставим не мы, а суровый поэт-Бытиё...
Я увижу тебя, мой любимый и сказочный Питер,
Где мурлычет во сне долгожданное счастье мое

14:29 

Возвращайтесь домой, петроградцы!

Eltna
* * *
Возвращайтесь домой, петроградцы!
Этот город мертвеет без вас.
Эти улицы тонут в болоте
Безразличных, расчетливых глаз.

Духи ваших к вам предков взывают,
Пискаревка, Смоленка, Ручьи.
Душа города тонет и тает
В море хлынувшей вдруг черноты.

Петербургский, особенный говор
Уж не слышен в колодезях стен.
Ваши стены эхом разносят,
Черт уж знает какой там, акцент.

Поезда вас увозят куда-то,
Будто кто-то вас гонит взашей!
А назад все привозят, привозят
Торгашей, алкашей, наркашей!

Возвращайтесь домой петроградцы,
Чтоб любить эту влажную мглу,
Чтоб заполнить надеждой и верой
Этих улиц и рек пустоту.



D`Ogma©2002

20:36 

Светозара "Северная Пальмира"

@Коломбина
абсолютная кошка
Этот город стоит полмира,
И снесенной моей головы.
Это Северная Пальмира
На брегах величавой Невы.

Это небо цвета сапфира,
Эти сумерки запахом в дым.
Это Северная Пальмира
Оставляет мой дух молодым.

Эти ночи вкусней зефира,
И бессонница здешняя в кайф.
Это Северная Пальмира,
Это мой несвершившийся май.

Этот воздух легче эфира,
Это утро мне ярче огня.
Это Северная Пальмира
Снова манит и манит меня.

Этот дождь тончайшим пунктиром
Набросает мне жизненный путь.
Это Северная Пальмира
Повстречает меня как-нибудь…

17:41 

Rotstein
Дрожью неверной выдали нервы, трудно быть первым - всегда!
Городу

Заглядываю в твои глаза, мой Город,
Раскинуты объятиями проспекты,
Встречает меня ласковый твой холод
И площади – рассыпанные вдоль реки монеты.

И ты глядишь из всех своих окон,
За ними ряды лиц, имен и дат.
И ты зовешь меня из всех своих времен,
Из всех трущоб, из всех дворцовых врат.

О Город мой, с тобою рядом вновь,
Когда еще увидимся, не знаю.
Благодарю тебя за всю твою любовь!
И вновь в глаза твои взглянуть мечтаю.

23:03 

...развернутая метафора бессубъектного внимания, создающего волшебные миры как ловушку для самого себя. (с)
Лифт опять считает этажи...
Шлю тебе привет с другой планеты.
Как там, в Петербурге? Расскажи,
Чем там дышат? Как встречают лето?
Верят ли в приметы и слова,
Принимая их за главный принцип?
Как текут Фонтанка и Нева
Под надзором равнодушных сфинксов?
Расскажи, какой у вас рассвет,
Как прозрачен воздух белой ночи...
И за что любимый мой поэт
Называет этот город - волчьим?
...Здесь четвертый день все ждут грозы -
Больше ничего не остается...
Как там в Петербурге, расскажи.
Может, там совсем другое солнце?
Может, там иные небеса
И судьбу вершат иные боги?
... Щуря воспаленные глаза
В бесконечном мареве дороги.
Я рифмую путаницу слов.
Убивая ночь до половины,
В полудреме вижу Петергоф
И мостов изогнутые спины...
Как там в Петербурге, расскажи.
Сны - спокойны? Совпаденья - редки?
... На помин измученной души
Брось в Фонтанку мелкую монетку...
(с) Хикари-сан

07:39 

Автор. "Название"

Стихи Петербурга
<<стих>>

год написания

прочие комментарии

22:35 

Гимн великому городу

на музыку Глиэра, в старой редакции)

Поем тебе мы наш город величавый!
Ты рос в боях и в огне баррикад,
Твой каждый камень овеян славой -
Седой Петербург, Петроград, Ленинград!

Для мира ставший знаменем свободы
На радость нам и недругам на страх
Не волей царей, а волею народа
Ты гордо встал на Невских берегах.

Твои заставы стоят передовые,
Взошла заря над великой страной.
Храни бессмертное, гордое* имя,
Расти и славься любимый город-герой!

*В первоисточнике - Ленина имя.


(на музыку Глиэра,
слова к 300-летию города Олега Чупрова)

Державный град, возвышайся над Невою
Как дивный храм, ты сердцам открыт!
Сияй в веках красотой живою,
Дыхание твое Медный всадник хранит.

Несокрушим - ты мог в года лихие
Преодолеть все бури и ветра.
С морской душой. Бессмертен, как Россия,
Плыви, фрегат, под парусом Петра.

Санкт-Петербург, оставайся вечно молод.
Грядущий день озарен тобой.
Так расцветай, наш прекрасный город.
Высокая честь - жить единой судьбой.

Текст утверден депутатами ЗАКСа
23 апреля 2003 г.

(муз.Р.Глиэр, сл.А.Городницкого )

Люблю тебя, мой город величавый, --
Дворцовых фасадов недвижный парад.
Твой каждый камень овеян славой,
Святого Петра нестареющий град.

Открыв морей неведомые воды,
На радость нам и недругам на страх
Веленьем царей и волею народа
Ты гордо встал на невских берегах.

Ты был и остался надеждою России
От давних времен и до нынешних дней,
И нет городов на планете красивей,
И нет городов на планете родней.

10:46 

Зеркало Сфинкса
Ученик колдуна
Юнга

Гранитной рыбой гордый город
Плывет по медленной Неве,
И солнца раскаленный молот
Завис в звенящей синеве.

Ни шороха. Один мальчишка
У Львиного моста сидит,
Как в воду, провалившись в книжку
(Джек Лондон, может быть, Майн Рид).

Соленой тиной пахнет ветер,
Шумит над ухом океан.
Как много есть чудес на свете,
Прекрасных неоткрытых стран!

За поворотом ждут пираты...
Дает команду адмирал...
Он - вдохновенный и лохматый
Наследник тех, о ком читал.

Мечты и юность – ненасытны.
Вода сверкает горячо.
Лев тянет морду, любопытный,
И тычется ему в плечо.
(с)

17:14 

Изюбрь (Аля Кудряшова). "Вот этот город..."

Ameko
флафф, некрофилия
Вот этот город. Остов его прогнил. Каменный остров оставшихся навсегда.
Вот фонарей горячечная слюда.
Вот я иду одна и гашу огни.
Вот этот город, нужный только одним.
Вот и вода, идущая по следам.

Вот этот город. Картиночный до соплей. До постоянных соплей - полгода зима.
Сказочный, барочный его филей.
Набитые до оскомин его дома.

Вот этот город, петровский лаокоон. Не по канонам канувший в никуда.
Вот этот город - окон, коней, колонн.
Слякотная, колокольная ерунда.

Я знаю тебя, с математикой ты на ты. Тебе не составит труда эта разность тем.
Гармония безвыходной простоты.
Геометрия продрогших на лавках тел.

Вот этот город, влитый вольной Невой. Непрерывность парков, прямая речная речь.
Сделай мне предложение - из него,
из дефисов мостов, из наших нечастых встреч.

Вот этот город, он не простыл - остыл. Историю по колено в воде стирал.
Расторгни его союз, разведи мосты.
Закончи эту промокшую пастораль.

Радость моя, ты и с музыкой не на вы. Слушай всё то, что он от тоски навыл.
Гордый больной нарыв на брегах Невы.
Даже его революции не новы.

Чем же он жив, чем дорог его мирок? Чем он дрожит под левым моим плечом?
Теплой пуповиной железных дорог,
Сдобренной разговорами ни о чем.

Сдобренной перегноем бесценных слов, недосогретых губ, что тебе еще?
Как он стоит, чахоточный серый слон?
Чем он благословлён, чем он защищен?

Возьми этот город. Вычти центральный район. Отломай со шпиля кораблик и сунь в карман.
Отпусти его в какой-нибудь водоем.
Смотри, как исчезает его корма.

Смотри, как опадает Дворцовый мост, Васильевский опускается в глубину.
Флюгер берет направленье на норд-норд-ост,
Трамвай уцепился колесами за струну.

Вот этот город, косящий на запад рай с Заячьей, Каменной, Спасской его губой
Вот телефонов осиплые номера.
Вот я стою. Да, вот, я взяла с собой

Теплый пакет с батоном и молоком. Я не приду умирать, приезжай пожить.
Видишь, отсюда видно, как над рекой
Лепит туман облаков слоёных коржи.

Видишь, как он заворачивает в края мёрзлое ощетиненное лицо.
Вот этот берег. Вот я жду тебя. Вот я.
Вот драгоценный песок для наших дворцов.

2009

(с)

02:05 

принц-паяц [DELETED user]
Я иду по воде,
я топлю в ней обрывки тени.
Ветви каменных улиц знакомы мне от и до.
В Петербурге дождит. В Петербурге который день
бессердечная осень свивает себе гнездо.

Я считаю минуты, монеты, шаги и шансы.
Рваный маятник сердца гулко стучит в груди.
Я молчу об одном: если некуда возвращаться,
значит, незачем уходить.

Город тихой воды затирает мои следы.
Дождь смыкает ряды.
Всюду осень
и дым,
дым,
дым...

03:24 

Философия крыш.

принц-паяц [DELETED user]
Философия крыш. Невралгия души.
Перекрестье мостов чьи-то судьбы крушит.
Расписание смерти на карте руки.

сколько-раз-мне-еще-выживать-вопреки

Философия крыш в духе нового дня.
Чужеродное солнце сжигает меня.
Открываю отсчет и считаю до ста.

эта-осень-расставила-все-по-местам

Философия крыш. Стынет небо у ног.
Петербург, Петербург, мы с тобой заодно.
Я терзаю слова, я срываюсь на крик.

рецессивное-солнце-разлито-внутри

Философия крыш на обрывке листа.
Между загнанных строк высота, высота.
До чего же легко потеряться в тебе...

закрываю-глаза-начинаю-разбег

Бесконечный полет по чужой полосе.
Петербург, Петербург, ты один против всех!
Поцелуй на удачу, как выстрел в упор...

неизбежность-свидания-мой-приговор

22:36 

Моё. Лепта.

Арчет
Эта подпись безвкусна.
Я люблю твои окна, мой странный город. Мой загадочный папа, запойный брат. Я твой Невский, которым наотмашь вспорот, полюбил, как Булат полюбил Арбат.
Вспоминаются ночи и слякоть улиц, и стальные дожди, и больной рассвет. Переулки чудес, где один безумец повстречает тебя, чтобы дать совет.
Город медных грифонов, моя Голгофа, и Синай, собирающий всех подряд. Вавилон и Помпея (у Петергофа), но атланты не даром в тебе стоят.

Я люблю переулки, дворы-колодцы, иглы башен и плоскости площадей, обожаю твой ветер, твой звон и солнце, -
И за это прощаю твоих людей.

Их я тоже люблю.

@музыка: ветер

00:10 

не судите строго, не претендую на гениальность, просто люблю Питер)

Лосик

Этот северный город уснул под покровом снегов.

Этот северный город с утра разгоняет туман.

Этот северный город покрыт сединою веков.

Этот северный город поймал твоё сердце в капкан.

Этот северный город - город влюблённых и птиц.

Этот северный город ветрами развеет сомненья и страх.

Этот северный город, наверное, растает со взмахом ресниц.

Этот северный город заплачет дождём в твоих снах.

Этот северный город укажет на правильный путь.

Этот северный город покажет дорогу к себе.

Этот северный город не даст тебе ночью уснуть.

Этот северный город поможет в душевной борьбе.

Этот северный город согреет теплом синих глаз.

Этот северный город раскроет объятья мостов.

Этот северный город ждёт тебя здесь и сейчас.

Этот северный город ждёт тебя, раз ты готов.


Cтрофы о Северной Венеции

главная