Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
15:50 

Памяти домов Санкт-Петербурга - Saman

@Коломбина
абсолютная кошка
Памяти домов Санкт-Петербурга
Saman

Девочка, вытри слёзы,
Ещё один дом под снос.
Поломаны окна, выбиты стёкла,
Разбит барельеф из роз.

Паркет забрали соседи,
Сняли двери, замки.
Защёлки и петли, медные ручки,
Всё с собой унесли.

Город предал исполина,
Подписан рукой приговор.
Жильцы получили квартиры,
Махнули на домик рукой.

Не важно, кто архитектор.
Решил поживиться бомонд.
Здесь офис банка в проекте,
А вы говорите – ремонт!

Ветер листает газеты,
Теребя штукатурку и пыль.
Забытая кукла на старом комоде,
Грустно смотрит на мир.

Девочка хватит плакать,
Слёзы смешались с дождём.
Дом бойницами окон,
Прощались на век с городком.

08:37 

Агнивцев Николай "Гранитный барин"

обнимайтесь крепче.
Париж, Нью-Йорк, Берлин и Лондон!
Какой аккорд! Но пуст их рок!
Всем четырем один шаблон дан,
Одни и тот же котелок!

Ревут моторы, люди, стены,
Гудки, витрины, провода...
И, обалдевши совершенно,
По крышам лупят поезда!

От санкюлотов до бомонда
В одном порыве вековом
Париж, Нью-Йорк, Берлин и Лондон
Несутся вскачь за пятаком!..

И в этой сутолке всемирной -
Один на целый мир вокруг -
Брезгливо поднял бровь ампиринй
Гранитный барин Петербург.

08:32 

Борис Пастернак "Петербург"

обнимайтесь крепче.
Как в пулю сажают вторую пулю
Или бьют на пари по свечке,
Так этот раскат берегов и улиц
Петром разряжен без осечки.
О, как он велик был! Как сеткой конвульсий
Покрылись железные щеки,
Когда на Петровы глаза навернулись,
Слезя их, заливы в осоке!
И к горлу балтийские волны, как комья
Тоски, подкатили; когда им
Забвенье владело; когда он знакомил
С империей царство, край - с краем.
Нет времени у вдохновенья. Болото,
Земля ли, иль море, иль лужа,-
Мне здесь сновиденье явилось, и счеты
Сведу с ним сейчас же и тут же.
Он тучами был, как делами, завален.
В ненастья натянутый парус
Чертежной щетиною ста готовален
Врезалася царская ярость.
В дверях, Hад Невой, на часах, гайдуками,
Века пожирая, стояли
Шпалеры бессонниц в горячечном гаме
Рубанков, снастей и пищалей.
И. знали: не будет приема. Ни мамок,
Ни дядек, ни бар, ни холопей,
Пока у него на чертежный подрамок
Надеты таежные топи.
--------

08:24 

Антокольский Павел "Черная речка"

shadowdream
обнимайтесь крепче.
Черная речка

Все прошло, пролетело, пропало.
Отзвонила дурная молва.
На снега Черной речки упала
Запрокинутая голова.

Смерть явилась и медлит до срока,
Будто мертвой водою поит.
А Россия широко и строго
На посту по-солдатски стоит.

В ледяной петербургской пустыне,
На ветру, на юру площадей
В карауле почетном застыли
Изваянья понурых людей -

Мужики, офицеры, студенты,
Стихотворцы, торговцы, князья:
Свечи, факелы, черные ленты,
Говор, давка, пробиться нельзя.

Над Невой, и над Невским, и дальше,
За грядой колоннад и аркад,
Ни смятенья, ни страха, ни фальши -
Только алого солнца закат.

Погоди! Он еще окровавит
Императорский штаб и дворец,
Отпеванье по-своему справит
И хоругви расплавит в багрец.

Но хоругви и свечи померкли,
Скрылось солнце за краем земли.
В ту же ночь на Конюшенной церкви
Неприкаянный прах увезли.

Длинный ящик прикручен к полозьям,
И оплакан метелью навзрыд,
И опущен, и стукнулся оземь,
И в земле святогорской зарыт.

В страшном городе, в горнице тесной,
В ту же ночь или, может, не в ту
Встал гвардеец-гусар неизвестный
И допрашивает темноту.

Взыскан смолоду гневом монаршим,
Он как демон над веком парит
И с почившим, как с демоном старшим,
Как звезда со звездой, говорит.

Впереди ни пощады, ни льготы,
Только бури одной благодать.
И четыре отсчитаны года.
До - бессмертья - рукою подать.

1959

08:17 

Агнивцев Николай "Когда голодает гранит"

обнимайтесь крепче.
КОГДА ГОЛОДАЕТ ГРАНИТ

Был день и час, когда, уныло
Вмешавшись в шумную толпу,
Краюшка хлеба погрозила
Александрийскому столпу!

Как хохотали переулки,
Проспекты, улицы!.. И вдруг
Пред трехкопеечною булкой
Склонился ниц Санкт-Цетербург!

И в звоне утреннего часа
Скрежещет лязг голодных плит!..
И вот от голода затрясся
Елисаветинский гранит!..

Вздохнули старые палаццо...
И, потоптавшись у колонн,
Пошел на Невский продаваться
Весь блеск прадедовских времен!..

И сразу сгорбились фасады...
И, стиснув зубы, над Невой
Восьмиэтажные громады
Стоят с протянутой рукой!..

Ах, Петербург, как странно-просто
Подходят дни твои к концу!..
Подайте Троицкому мосту,
Подайте Зимнему дворцу!..

19:48 

Вячеслав Иванов "МЕДНЫЙ ВСАДНИК"

Institoris_the_warlock
"То ли жизнь хороша, то ли я мазохист"
В этой призрачной Пальмире,
В этом мареве полярном,
О, пребудь с поэтом в мире,
Ты, над взморьем светозарным

Мне являвшаяся дивной
Ариадной, с кубком рьяным,
С флейтой буйно-заунывной
Иль с узывчивым тимпаном,-

Там, где в гроздьях, там, где в гимнах
Рдеют Вакховы экстазы...
В тусклый час, как в тучах дымных
Тлеют мутные топазы,

Закружись стихийной пляской
С предзакатным листопадом
И под сумеречной маской
Пой, подобная менадам!

В желто-серой рысьей шкуре,
Увенчавшись хвоей ельной,
Вихревейной взвейся бурей,
Взвейся вьюгой огнехмельной!..

Ты стоишь, на грудь склоняя
Лик духовный, лик страдальный.
Обрывая и роняя
В тень и мглу рукой печальной

Лепестки прощальной розы,
И в туманные волокна,
Как сквозь ангельские слезы,
Просквозили розой окна -

И потухли... Всё смесилось,
Погасилось в волнах сизых...
Вот - и ты преобразилась
Медленно... В убогих ризах

Мнишься ты в ночи Сивиллой...
Что, седая, ты бормочешь?
Ты грозишь ли мне могилой?
Или миру смерть пророчишь?

Приложила перст молчанья
Ты к устам - и я, сквозь шепот,
Слышу медного скаканья
Заглушенный тяжкий топот...

Замирая, кликом бледным
Кличу я: "Мне страшно, дева,
В этом мороке победном
Медноскачущего Гнева..."

А Сивилла: "Чу, как тупо
Ударяет медь о плиты...
То о трупы, трупы, трупы
Спотыкаются копыта..."

Между 1905 и 1907

19:45 

Вячеслав Иванов "СФИНКСЫ НАД НЕВОЙ"

Institoris_the_warlock
"То ли жизнь хороша, то ли я мазохист"
Волшба ли ночи белой приманила
Вас маревом в полон полярных див,
Два зверя-дива из стовратных Фив?
Вас бледная ль Изида полонила?

Какая тайна вам окаменила
Жестоких уст смеющийся извив?
Полночных волн немеркнущий разлив
Вам радостней ли звезд святого Нила?

Так в час, когда томят нас две зари
И шепчутся лучами, дея чары,
И в небесах меняют янтари,-
Как два серпа, подъемля две тиары,

Друг другу в очи - девы иль цари -
Глядите вы, улыбчивы и яры.

1907

18:59 

Иван Зеленцов Петербургская зарисовка

абсолютная кошка
Петербургская зарисовка

Автор: Иван Зеленцов

вспоминать о грядущем забудь
и мечтать о прошедшем не надо
посидишь промолчишь что-нибудь
белым статуям Летнего сада
и пойдёшь
всем и каждому чужд
и поэтому трижды свободен
и бормочет прекрасную чушь
каждой аркой своих подворотен
петербург
ленинград
петроград
чёрный стражник
чугунные латы
и пойдешь
и сам демон не брат
зажигающий вечером лампы
знает ангел один
как остёр
наконечник игольный печали
да Исакий устало подпёр
небеса золотыми плечами

2006

18:59 

Павел Галачьянц (Галич) Кружит метель по Петербургу...

@Коломбина
абсолютная кошка
Кружит метель по Петербургу...

Автор: Павел Галачьянц (Галич)


Кружит метель по Петербургу
В последних числах декабря.
Танцует весело мазурку
В лучах ночного фонаря…

Лишь редкий праздничный прохожий
Походкой, некогда прямой,
Спешит, хотя спешить не может,
Знакомой улицей домой…

И дворник, опустивши руки,
Лопаты прячет до утра.
Несут космические звуки
По переулкам провода…

И – шапкой снег на светофорах,
Не видно даже – свет какой!
И постовой глядит сурово,
И машет жезлом, и рукой…

Кружит метель по Петербургу,
Прибавив ночью колдовства.
Танцует весело мазурку
И ожидает Рождества…

18:57 

Ирина Лифшиц. Музыка ночного Петербурга.

абсолютная кошка
Музыка ночного Петербурга.

Автор: Ирина Лифшиц

Менуэт опустевших улиц
Закружит меня, растревожит.
Полонез фонарей полночных
У тебя меня украдёт.
В бальном зале цветных бульваров,
В зазеркалье дождей осенних
Мой партнёр – мой любимый город.
Протанцуем ночь напролёт.

Па-де-де куполов и шпилей,
Болеро облаков летящих,
Серенады неспящих окон,
Фуэте разводных мостов
Без остатка наполнят сердце
Той гармонией настоящей,
От которой река эмоций
Снова выйдет из берегов.

Ритурнель нежаркого солнца,
Оратория наводнений,
Арабеск воздвигнутых зданий,
Антраша кружевных оград…
Этот город объединяет
Музыкальные направленья.
Дирижёром в оркестре служит
Нестареющий Летний сад…

19:07 

И чтобы жизнь медом не казалась)))

Siroyuki
I saw so many things/ But like a dream...

Зинаида Гиппиус

 

Петербург

"Люблю тебя, Петра творенье..."

 

 

Твой остов прям, твой облик жесток,

Шершевоыльный - сер гранит,

И каждый зыбкий перекресток

Тупым предательством дрожит.

 

Твое холодное кипенье

Страшней бездвижности пустынь:

Твое дыханье - смерть и тленье,

А воды - горькая полынь.

 

Как уголь дни, - а ночи белы,

Из скверов тянет трупной мглой.

И свод небесный, остеклелый,

Пронзен заречною иглой,

 

Бывает: водный ход обратен,

Вздыбясь, идет река назад...

Река не смоет рыжих пятен

С береговых твоих громад,

 

Те пятна, ржавые, вскипели,

Их не забыть, не затоптать...

Горит, горит на темном теле

Неугасимая печать!

 

Как прежде, вьется змей твой медный

Над змеем стынет медный конь...

И не сожрет тебя победынй

Всеочещающий огнь, -

 

Нет! Ты утонешь в тине черной,

Проклятй город, Божий враг!

И червь болотный, червь упорный

Изъест твой каменный костяк!

 

Стихотворение написанно в 1909 году в Санкт - Петербурге.

 

 


21:32 

Татьяна Щепкина - Куперник, Белая ночь.

Siroyuki
I saw so many things/ But like a dream...
Эта ночь не похожа на ночь:
Это - день, утомленный без сна.
В бледнорозовом небе встает
Только призрак луны - не луна.
И скользит мимо полной луны
Облаков голубая гряда...
Так скользят мимолетные сны,
Изчезая вдали без следа.
Тишина...Тишина...Тишина...
Самый воздух загадочно нем,
И как будто бы тихо дрожат
В нем слова позабытых поэм.

(прошу прощения, год не знаю точно, что - то в районе 1900)

И вопрос: читать дальше

21:03 

Саша Черный «Весна на Крестовском»

i don't give a damn 'cos i'm proud of what i am
(А.И. Куприну)

Сеть лиственниц выгнала алые точки.
Белеет в саду флигелек.
Кот томно обходит дорожки и кочки
И нюхает каждый цветок.
Так радостно бросить бумагу и книжки,
Взять весла и хлеба в кульке,
Коснуться холодной и ржавой задвижки
И плавно спуститься к реке...
Качается пристань на бледной Крестовке.
Налево – Елагинский мост.
Вдоль тусклой воды серебрятся подковки,
А небо – как тихий погост.
Черемуха пеной курчавой покрыта,
На ветках мальчишки-жулье.
Веселая прачка склонила корыто,
Поет и полощет белье.
Затекшие руки дорвались до гребли.
Уключины стонут чуть-чуть.
На веслах повисли какие-то стебли,
Мальки за кормою как ртуть...
Под мостиком гулким качается плесень.
Копыта рокочут вверху.
За сваями эхо чиновничьих песен,
А ивы – в цыплячьем пуху...
Краснеют столбы на воде возле дачки,
На ряби – цветная спираль.
Гармонь изнывает в любовной горячке,
И в каждом челне – пастораль.
Вплываю в Неву. Острова – как корона:
Волнисто-кудрявая грань...
Летят рысаки сквозь зеленое лоно.
На барках ленивая брань.
Пестреет нарядами дальняя Стрелка.
Вдоль мели – щетиной камыш.
Всё шире вода – голубая тарелка,
Всё глубже весенняя тишь...
Лишь катер порой пропыхтит торопливо,
Горбом залоснится волна,
Матрос – словно статуя, вымпел – как грива,
Качнешься – и вновь тишина...
О родине каждый из нас вспоминая,
В тоскующем сердце унес
Кто Волгу, кто мирные склоны Валдая,
Кто заросли ялтинских роз...
Под пеплом печали храню я ревниво
Последний счастливый мой день:
Крестовку, широкое лоно разлива
И Стрелки зеленую сень.

1921

.

21:47 

Столица Парижа
Я спала с Коко Шанель.
Если я правильно поняла, это стихотворение А. Ахматовой еще не выкладывалось:

Петербург в 1913 ГОДУ

За заставой воет шарманка,
Водят мишку, пляшет цыганка
На заплеванной мостовой.
Паровозик идет до Скорбящей,
И гудочек его щемящий
Откликается над Невой.
В черном ветре злоба и воля.
Тут уже до Горячего Поля,
Вероятно, рукой подать.
Тут мой голос смолкает вещий,
Тут еще чудеса похлеще,
Но уйдем - мне некогда ждать.

год: 1961

08:13 

Николай Оцуп

«А судьи кто?»
Где снегом занесенная Нева,
И голод, и мечты о Ницце,
И узкими шпалерами дрова,
Последние в столице.

Год восемнадцатый и дальше три,
Последних в жизни Гумилева…
Не жалуйся, на прошлое смотри,
Не говоря ни слова.

О, разве не милее этих роз
У южных волн для сердца было
То, что оттуда в ледяной мороз
Сюда тебя манило.

11:16 

Андрей Белянин. "Одиночество стало - отечеством..."

Лорд Огня Зойсайт
Странные сказки в мыслях живут моих, странные цветы растут на моем пути.(с)
Одиночество стало - отчеством...
Небо - крышей, деревья - стенами.
Обреченный твоим пророчеством,
Я брожу облаками пенными.
В Петербурге легко состариться,
Здесь иные часы и скорости...
В фонарях монотонно плавятся
Все печали мои и горести.
Этот город с гранитной нежностью,
С розоватой луной над крышами
Дышит сам такой безутешностью,
Что любые страдания - лишние...
Эти встречи считать подарками -
Что пред каменным львом заискивать.
Не сутулясь бродить под арками,
Или дождь в свои вены впрыскивать.
Петергоф обнимать в подрамники
И высматривать птичье пение
Там, где листья плывут подранками
Вслед фонтанному откровению.
Все пастелью тумана смажется,
Все насытится вдохновением,
И слеза на щеке не кажется
Ни судьбою, ни преступлением...

16:10 

Анна Ахматова

Institoris_the_warlock
"То ли жизнь хороша, то ли я мазохист"
* * *
Как люблю, как любила глядеть я
На закованные берега,
На балконы, куда столетья
Не ступала ничья нога.
И воистину ты — столица
Для безумных и светлых нас;
Но когда над Невою длится
Тот особенный, чистый час
И проносится ветер майский
Мимо всех надводных колонн,
Ты — как грешник, видящий, райский
Перед смертью сладчайший сон...

1916

16:05 

Анна Ахматова

Institoris_the_warlock
"То ли жизнь хороша, то ли я мазохист"
СТИХИ О ПЕТЕРБУРГЕ

1

Вновь Исакий в облаченье
Из литого серебра.
Стынет в грозном нетерпенье
Конь Великого Петра.

Ветер душный и суровый
С черных труб сметает гарь...
Ах! своей столицей новой
Недоволен государь.

2

Сердце бьется ровно, мерно.
Что мне долгие года!
Ведь под аркой на Галерной
Наши тени навсегда.

Сквозь опущенные веки
Вижу, вижу, ты со мной,
И в руке твоей навеки
Нераскрытый веер мой.

Оттого, что стали рядом
Мы в блаженный миг чудес,
В миг, когда над Летним садом
Месяц розовый воскрес,-

Мне не надо ожиданий
У постылого окна
И томительных свиданий.
Вся любовь утолена.

Ты свободен, я свободна,
Завтра лучше, чем вчера,-
Над Невою темноводной,
Под улыбкою холодной
Императора Петра.

1913

18:12 

Коль провалюсь я в сингулярность, то инвертирую полярность!
А кто столицу русскую воздвиг,
И славянин в воинственном напоре
Зачем в пределы чуждые проник,
Где жил чухонец, где царило море?
Не зреет хлеб на той земле сырой,
Здесь ветер, мгла и слякоть постоянно,
И небо шлет лишь холод или зной,
Неверное, как дикий нрав тирана.
Не люди, нет, то царь среди болот
Стал и сказал: “Тут строиться мы будем!”
И заложил империи оплот,
Себе столицу, но не город людям.
Вогнать велел он в недра плывунов
Сто тысяч бревен – целый лес дубовый
Втоптал тела ста тысяч мужиков,
И стала кровь столицы той основой.
Затем в воза, в подводы, корабли
Он впряг другие тысячи и сотни,
Чтоб в этот край со всех концов земли
Свозили лес и камень подобротней.

…У зодчих поговорка есть одна:
Рим создан человеческой рукою,
Венеция богами создана;
Но каждый согласился бы со мною,
Что Петербург построил сатана.

Адам Мицкевич

23:06 

Громова Мария "Питер"

Пока не встретишь достойного соперника, любая карточная игра - довольно скучное занятие. © М Фрай
Уставший от холода, призрачный город,
Продрогший, промокший, пропитанный снами
О лете - он нам упоительно дорог,
Такой невозможный, придуманный нами.
Он тонет в слезах ежедневных истерик
И сам ежедневно в истериках бьется.
Он с нами лежит на широкой постели,
И простыни мнет, и мечтает о солнце.
Он с наших умов с упоением сходит,
На наших сердцах шестью буквами выбит:
Л, Ю, Б, О, В, мягкий знак, - в этом коде
Вся троица - мы и возлюбленный Питер.

2005?

Cтрофы о Северной Венеции

главная