• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
01:34 

птвп

Life is never what it seems. Dream.
Неужели ты всё забыла?
Здесь у неба пепельный цвет.
Петербург это просто могила,
как признался один поэт.
Под бордовым шатром заката
под напором прошедших лет
серый снег точно мокрая вата
облепил городской силуэт.
Словно кем-то поставлена метка,
и поэтому кажется сном,
что изгиб фиолетовой ветки
притаился за бледным окном,
что фасады домов сверкают
жарким инеем февраля,
что трясётся у нас под ногами
недоступная счастью земля.
Л.Никонов

14:55 

Арбенина, пока без текста

shadowdream
обнимайтесь крепче.

16:30 

Анна Ахматова

shadowdream
обнимайтесь крепче.
Как ты можешь смотреть на Неву,
Как ты смеешь всходить на мосты?..
Я недаром печальной слыву
С той поры, как привиделся ты.
Черных ангелов крылья остры,
Скоро будет последний суд.
И малиновые костры,
Словно розы, в снегу растут.

1914

10:34 

Александр КУШНЕР. "Приятель жил на набережной. Дом..."

Tsurune
«А судьи кто?»
Приятель жил на набережной. Дом
Стоял, облитый тусклым серебром,
Напротив Петропавловки высокой.
К столу присядешь — невская вода,
Покажется, вот-вот войдет сюда
С чудной ленцой, с зеленой поволокой.

Мне нравился оптический обман.
Как будто с ходу в пушкинский роман
Вошел — и вот — веселая беседа.
Блестит бутыль на письменном столе,
И тонкий шпиль сияет в полумгле,
И в комнате светло, не надо света.

Мне нравилось, колени обхватив,
Всей грудью лечь, приятеля забыв,
На мраморный холодный подоконник.
В окно влетал бензинный перегар.
Наверное, здесь раньше жил швейцар
В двухкомнатной квартире. Или дворник.

Уже приятель, стоя у стены,
Мечтал «увидеть чуждые страны»,
Но совестно играть в печаль чужую.
Зато и впрямь зеленая, заря
Мерцала так, что ей благодаря
Душа в страну летела золотую.

1969

ПС.петербужцам и сочувствующим —

04:52 

Владимир Роменский. "Петербурга зеркальные стекла"

Tsurune
«А судьи кто?»
Петербурга зеркальные стекла
Моет мелкий, порывистый дождь.
Вся Россия слезами промокла,
И отсюда бежит кто-то прочь.
Променял кто-то русскую землю
На каштаны парижских полей,
Петербург под дождем будто дремлет,
Ну а дождь все сильней и сильней...

17:14 

Изюбрь (Аля Кудряшова). "Вот этот город..."

Ameko
флафф, некрофилия
Вот этот город. Остов его прогнил. Каменный остров оставшихся навсегда.
Вот фонарей горячечная слюда.
Вот я иду одна и гашу огни.
Вот этот город, нужный только одним.
Вот и вода, идущая по следам.

Вот этот город. Картиночный до соплей. До постоянных соплей - полгода зима.
Сказочный, барочный его филей.
Набитые до оскомин его дома.

Вот этот город, петровский лаокоон. Не по канонам канувший в никуда.
Вот этот город - окон, коней, колонн.
Слякотная, колокольная ерунда.

Я знаю тебя, с математикой ты на ты. Тебе не составит труда эта разность тем.
Гармония безвыходной простоты.
Геометрия продрогших на лавках тел.

Вот этот город, влитый вольной Невой. Непрерывность парков, прямая речная речь.
Сделай мне предложение - из него,
из дефисов мостов, из наших нечастых встреч.

Вот этот город, он не простыл - остыл. Историю по колено в воде стирал.
Расторгни его союз, разведи мосты.
Закончи эту промокшую пастораль.

Радость моя, ты и с музыкой не на вы. Слушай всё то, что он от тоски навыл.
Гордый больной нарыв на брегах Невы.
Даже его революции не новы.

Чем же он жив, чем дорог его мирок? Чем он дрожит под левым моим плечом?
Теплой пуповиной железных дорог,
Сдобренной разговорами ни о чем.

Сдобренной перегноем бесценных слов, недосогретых губ, что тебе еще?
Как он стоит, чахоточный серый слон?
Чем он благословлён, чем он защищен?

Возьми этот город. Вычти центральный район. Отломай со шпиля кораблик и сунь в карман.
Отпусти его в какой-нибудь водоем.
Смотри, как исчезает его корма.

Смотри, как опадает Дворцовый мост, Васильевский опускается в глубину.
Флюгер берет направленье на норд-норд-ост,
Трамвай уцепился колесами за струну.

Вот этот город, косящий на запад рай с Заячьей, Каменной, Спасской его губой
Вот телефонов осиплые номера.
Вот я стою. Да, вот, я взяла с собой

Теплый пакет с батоном и молоком. Я не приду умирать, приезжай пожить.
Видишь, отсюда видно, как над рекой
Лепит туман облаков слоёных коржи.

Видишь, как он заворачивает в края мёрзлое ощетиненное лицо.
Вот этот берег. Вот я жду тебя. Вот я.
Вот драгоценный песок для наших дворцов.

2009

(с)

18:19 

Поздравляем наш любимый город!

shadowdream
обнимайтесь крепче.
Державный град, возвышайся над Невою
Как дивный храм, ты сердцам открыт!
Сияй в веках красотой живою,
Дыхание твое Медный всадник хранит.

Несокрушим - ты мог в года лихие
Преодолеть все бури и ветра.
С морской душой. Бессмертен, как Россия,
Плыви, фрегат, под парусом Петра.

Санкт-Петербург, оставайся вечно молод.
Грядущий день озарен тобой.
Так расцветай, наш прекрасный город.
Высокая честь - жить единой судьбой.

Олег Чупров



10:57 

те, кто уже был (обновленное)

shadowdream
обнимайтесь крепче.
А

Б

В

Г

Д

Е

Ж

З

И

К

Л

М

Н

О

П

Р

С

Т

У

Ф

Х

Ц

Ч

Ш

Щ

Э

Ю

Я
запись создана: 03.04.2009 в 08:08

10:44 

Фаина Михайлова - Ленинград

shadowdream
обнимайтесь крепче.
Полувечерний Ленинград- оград узорное плетение
Ты мне родной по крови брат,ты сердцу милое видение
Твоих мостов резная сеть-моя душа в неё попала,
Родной мой . ты на свете есть
Взамен тебя
Мне мира мало
Не заменить тебя ничем,Вселенная с тобой сравнится,
Ты в жизни маленькой моей Судьбы огромная страница!

год неизвестен

00:25 

Мы не воем. Мы поём на Солнце!
вопрос у меня такой... я много стихов о Питере в инете нахожу... Здесь, в сообществе я выложить их могу и сделаю это, а как мне их в список внести??? или кого-то попросить это сделать???

Автор Странных Стихов

Другой Петербург

Петербург – это призрак, по топи болот
Прошмыгнувший походкой нетвердой,
Это хищный и злобный, ободранный кот
С неприветливой, хмурою мордой.

Он глядит на меня в неизбывной тоске,
Шерсти клочья висят удрученно,
Отражаясь во мрачной и мутной реке,
Что на Запад течет обреченно.

Весь в пыли и в грязи, неопрятен и крив,
Душ людских беспощадный хирург,
Он давно уже мертв и чуть-чуть еще жив –
Этот странный мой Санкт-Петербург.




____________________________________

Елена Карелина

* * *

Сумрак наступающего утра,
Призрак бывших ранее утрат.
Сказочною сахарною пудрой
Снег засыпал город.
Летний Сад
И сейчас хорош неимоверно
Выверенной четкостью гравюр,
Инея искрящеюся зернью…
Ноября лукавого прищур -
Солнце пробивается сквозь тучи.
Мокрый, серый…
Голубой асфальт!
Бархатный, одновременно - жгучий,
Невских волн звучит негромкий альт.
Падает в распахнутые лужи
Тополей горчащая листва.
Глянь, под ней на небе тихо кружит
Птица черно-бурая…
Едва
Дышит день, устав бежать.
О вечном
Пишет нам чернилами теней
На оконных стеклах новый вечер.
Золотые перья фонарей
Разметались от дождя.
Без спроса,
Без дороги, в общем, просто так,
Мимо нас уходят ночь и осень.
В шорохах сгорающих бумаг
Корчится несказанное слово,
Призрак бывших ранее утрат...
Утро и зима наступят скоро,
Снег засыплет мой волшебный сад.

08:12 

Зоя Ященко, "Питер"

Буду улыбаться, как Будда. © Дети Пикассо
1. Питер, Питер...
Ты столько знаешь, ты много видел,
И все, что я хочу сказать тебе -
Это только слова.
Я снова покупаю билет на поезд.
Чуть-чуть ревнуя и немного расстроившись,
Провожает меня до вокзала
Ночная Москва.

2. Небо, небо...
Над тобою совсем другое небо,
Морозным воздухом дышит Невский,
Скоро зима.
А я иду и всем улыбаюсь,
Я выше облака поднимаюсь,
И мне кивают, снимая шляпы,
На Невском дома.

3. Где-то, где-то
В любимых парках укрылось лето,
И мелкий дождик на водосточной
Играет трубе.
Нырнуло эхо в дворы-колодцы,
По старой крыше гуляет солнце,
И пахнет кофе, и все кофейни
Зовут к себе.

4. Здравствуй, город!
Пройду по площади вдоль собора.
А у тебя есть крейсер Аврора
И много других кораблей.
А у меня лишь одна гитара,
Немного пара из самовара,
В руке синица, которой снится
Клин журавлей.

5. А я живу на другой планете.
Там мало света и вечный ветер.
И, будто расстроенные струны,
Гудят провода.
А иногда там бывает плохо,
И до рассвета еще так долго,
Тогда я все оставляю как есть
И возвращаюсь сюда.

6. О, эти старые мостовые!
Они все помнят, они живые,
И каждый каменный всадник по-прежнему
Верит в мечты.
А я стою незаметной тенью
В пальтишке ветхом под звездной сенью,
В который раз, замирая, смотрю,
Как разводят мосты.

14:42 

Ольга Берггольц - Международный проспект

shadowdream
обнимайтесь крепче.
Есть на земле Московская застава.
Ее от скучной площади Сенной
проспект пересекает, прям, как слава,
и каменист, как всякий путь земной.

Он столь широк, он полн такой природной,
негородской свободою пути,
что назван в Октябре - Международным:
здесь можно целым нациям пройти.

"И нет сомненья, что единым шагом,
с единым сердцем, под единым флагом
по этой жесткой светлой мостовой
сойдемся мы на Праздник мировой..."

Так верила, так пела, так взывала
эпоха наша, вся - девятый вал,
так улицы свои именовала
под буйный марш "Интернационала"...
Так бог когда-то мир именовал.

А для меня ты - юность и тревога,
Международный, вечная мечта.
Моей тягчайшей зрелости дорога
и старости грядущей красота.
Здесь на моих глазах росли массивы
Большого Ленинграда.
Он мужал
воистину большой, совсем красивый,
уже огни по окнам зажигал!
А мы в ряды сажали тополя,
люд комсомольский,
дерзкий и голодный.
Как хорошела пустырей земля!
Как плечи расправлял Международный!
Он воплощал все зримей нашу веру...
И вдруг, с размаху, сорок первый год,-
и каждый дом уже не дом, а дот,
и - фронт Международный в сорок первом.

И снова мы пришли сюда...
Иная была работа: мы здесь рыли рвы
и трепетали за судьбу Москвы,
о собственных терзаньях забывая.

...Но этот свист, ночной сирены стоны,
и воздух, пойманный горящим ртом...

Как хрупки ленинградские колонны!
Мы до сих пор не ведали о том.

...В ту зиму по фронтам меня носило,-
по улицам, где не видать ни зги.
Но мне фонарь дала "Электросила",
а на "Победе" сшили сапоги.

(Фонарь - пожалуй, громко, так, фонарик -
в моей ладони умещался весь.
Жужжал, как мирною весной комарик,
но лучик слал - всей тьме наперевес...)

А в госпиталях, где стихи читала
я с горсткою поэтов и чтецов,
овацией безмолвной нам бывало
по малой дольке хлеба от бойцов...
О, да не будет встреч подобных снова!
Но пусть на нашей певческой земле
да будет хлеб - как Творчество и Слово
и Слово наше - как в блокаду хлеб.

Я вновь и вновь твоей святой гордыне
кладу торжественный земной поклон,
не превзойденный в подвиге доныне
и видный миру с четырех сторон.
Пришла Победа...
И ее солдат,
ее Правофланговый - Ленинград,
он возрождает свой Международный
трудом всеобщим,
тяжким, благородным.
И на земле ничейной... да, ничья!
Ни зверья, и не птичья, не моя,
и не полынная, и не ржаная,
и все-таки моя,- одна, родная;
там, где во младости сажали тополя,
земля - из дикой ржавчины земля,-
там, где мы не достроили когда-то,
где, умирая, корчились солдаты,
где почва топкая от слез вдовиц,
где что ни шаг, то Славе падать ниц,-
здесь, где пришлось весь мрак и свет изведать,
среди руин, траншеи закидав,
здесь мы закладывали Парк Победы
во имя горького ее труда.
Все было сызнова, и вновь на пустыре,
и все на той же розовой заре,
на юношеской, зябкой и дрожащей;
и вновь из пепла вставшие дома,
и взлеты вдохновенья и ума,
и новых рощ младенческие чащи...

Семнадцать лет над миром протекло
с поры закладки, с памятного года.
Наш Парк шумит могуче и светло,-
Победою рожденная природа.
Приходят старцы под его листву -
те, что в тридцатых были молодыми.
и матери с младенцами своими
доверчиво садятся на траву
и кормят грудью их...
И семя тополей -
летучий пух - им покрывает груди...
И веет ветер зреющих полей,
и тихо, молча торжествуют люди...

И я доныне верить не устала
и буду верить - с белой головой,
что этой жесткой светлой мостовой,
под грозный марш "Интернационала"
сойдемся мы на Праздник мировой.

Мы вспомним всё: блокады, мрак и беды,
за мир и радость трудные бои,-
и вечером над нами Парк Победы
расправит ветви мощные свои...

14:35 

Ольга Берггольц

shadowdream
обнимайтесь крепче.
Нам от тебя теперь не оторваться.
Одною небывалою борьбой,
Одной неповторимою судьбой
Мы все отмечены. Мы - ленинградцы.

Нам от тебя теперь не оторваться:
Куда бы нас ни повела война -
Твоею жизнию душа полна
И мы везде и всюду - ленинградцы.

Нас по улыбке узнают: нечастой,
Но дружелюбной, ясной и простой.
По вере в жизнь. По страшной жажде счастья.
По доблестной привычке трудовой.

Мы не кичимся буднями своими:
Наш путь угрюм и ноша нелегка,
Но знаем, что завоевали имя,
Которое останется в веках.

Да будет наше сумрачное братство
Отрадой мира лучшею - навек,
Чтоб даже в будущем по ленинградцам
Равнялся самый смелый человек.

Да будет сердце счастьем озаряться
У каждого, кому проговорят:
- Ты любишь так, как любят ленинградцы...-
Да будет мерой чести Ленинград.

Да будет он любви бездонной мерой
И силы человеческой живой,
Чтоб в миг сомнения, как символ веры,
Твердили имя верное его.

Нам от него теперь не оторваться:
Куда бы нас ни повела война -
Его величием душа полна,
И мы везде и всюду - ленинградцы.

Апрель 1942

11:57 

гр. Джин-Тоник "Санкт-Ленинград"

Tsurune
«А судьи кто?»
Порой мне и жить-тужить
не хочется даже,
Кругом бесперспективняк
и полная лажа.
Но в жизни тупой и скучной
бывает отрада,
Так вот, у меня есть дружбан,
аж с детского сада.
На днях он меня разыскал,
Сел, пять минут помолчал,
И, хлопнув рукой по плечу,
вдруг громко сказал:

Пр."Пойди на вокзал,
купи себе билет до Санкт-Ленинграда,
Купи себе билет… да не "на хрена",
а просто так надо.
Приедешь туда - в музей не ходи,
по городу шляйся,
Пойдём на вокзал, я тебя провожу,
давай одевайся.

На прошлой неделе я шёл,
откуда - не помню,
Но помню, что был нетрезв
и вёл себя злобно.
Разбил витрину и нос
какого-то сэра,
А он зачем-то позвал
милиционера.
Сержант ко мне подбежал
и руки мне заломал,
И, ткнувши мордой в асфальт,
вдруг тихо сказал

Пр."Пойди на вокзал,
купи себе билет до Санкт-Ленинграда,
Купи себе билет… да не "на хрена",
а просто так надо.
Приедешь туда - в музей не ходи,
по городу шляйся,
Пойдём на вокзал, я тебя довезу…
хорош, не брыкайся.

Я встретил девушку…
тыры-пыры,
пригласила к себе…
туда-сюда…
Ну, короче припев:

Пр. Я шёл в магазин
купить ей шампанского и шоколада…
А пришёл на вокзал и купил себе билет
до Санкт-Ленинграда.
Приехал сюда - забил на музей,
по городу шляюсь,
И, вроде, не пьян,
а рот до ушей,
хожу, улыбаюсь.
И, вроде, не пьян,
а рот до ушей,
хожу, улыбаюсь.

видео песни

20:01 

автор - Нинквенаро.

Лорд Огня Зойсайт
Странные сказки в мыслях живут моих, странные цветы растут на моем пути.(с)
Автор - неизвестная мне девушка под ником Нинквенаро, а на стих этот я наткнулся совершенно случайно.
Атмосфера безумно питерская...на мой взгляд.

***

Город уснул, веки ворот захлопнув,
Спят витражи, переходы, и галереи,
Сумрак, как полог, над Городом сомкнут плотно,
И тишину тревожить ничто не смеет.

Спи же - последнюю ночь тебе спать спокойно,
Завтра расколется, как стекло под ударом,
Тишь, и осыплется с горьким хрустальным звоном...
Завтра, мой Город. Завтра. Всего лишь завтра
Выбор подступит - узкой клинковой гранью,
Мы - отвернемся, боясь его встретить грудью...

И я не знаю, будем ли мы неправы.
Но виноваты мы - однозначно будем...

01:42 

Мой Петербург, мой плакальщик и стражник.

Невроз заменяет мне аэробику.
Мой Петербург – прекрасней места нет.
Свои оковы ты на сердце наложил мне.
Печать Любви на пару тысяч лет.
И я в тебе тону, и остаюсь на дне.

Мой Петербург, ночная птица в небе.
Ты холоден всегда, но ты такой!
Мой Петербург, прекрасней нет на свете.
Ты пахнешь холодом, глинтвейном и зимой.

Так чужды города другие.
Но ты – ты не такой, как все.
Я рвусь отсюда, как другие,
Но возвращаюсь я к тебе.

Ты центр всех моих страданий,
Ты видел тысячи смертей.
Мой Петербург, как много расставаний,
Увидел ты за сотни лет.

Мой Петербург, мой плакальщик и стражник.
Ты мой палач и мой судья.
А я? А я всего лишь узник.
Прикованный тобой здесь навсегда.

21:13 

Автор неизвестен.

Maggy The Strange
Мне очень жаль, что у тебя так вышло с тайнами. (с)
Закругляться пора,
и я рвусь
в Петербург.

Не сойдешь за Христа -
будешь ты
драматург.

Не люби никого,
запрещай всё
на свете,

Поступай, как в кино,
и рисуй на
паркете.

Ты ночами не спи
и читай
всё подряд,

Будь, как эти киты,
что о нас
говорят.

Ты не думай о том,
что пишу я
не в ритм,

Называй Лжехристом,
хочешь – Ада-
мом Смитом.

Не пытайся бежать:
держим курс
на Неву,

И тебя (наплевать!)
я с собой
заберу.

03:07 

Юрий Шевчук. "Питер. Прогулка."

Валор-Я
Я не знаю, но чувствую, я не вижу, но верую... (с)
Питер...
На мне привычные к ходьбе ноги
И старый свитер.
Питер...
Моё тело вырвалось из берлоги,
Сползло с дивана
Послушать, как решётка летнего сада
Звенит на ветру.
Питер...
Даже цари здесь когда-то вставали рано
Бродить во главе парада.
Питер...
Мне надоело бестолковье телеэкрана,
Ленинград, мать его точка ру.
Питер...
Здесь уже с утра наступает вечер,
Карамельные куола Спаса расцветки моего матраса.
Отражают милые сердцу, уютные представления о рае,
Но мне умирать нечем.
читать дальше

02:08 

Юрий Шевчук. "Чёрный пёс Петербург".

Валор-Я
Я не знаю, но чувствую, я не вижу, но верую... (с)
Чеpный пес Петеpбуpг - моpда на лапах,
Стынут сквозь пыль ледяные глаза.
В эту ночь я вдыхаю твой каменный запах,
Пью названия улиц, домов поезда.

Чеpный пес Петеpбуpг - птичий ужас пpохожих,
Втиснутых в окна ночных фонаpей.
Hа Волковском воют волки, похоже
Завтpа там будет еще веселей.

Этот звеpь никогда никуда не спешит.
Эта ночь никого ни к кому не зовет.

Чеpный пес Петеpбуpг - я слышу твой голос
В меpтвых паpадных, в хpипе зонтов
Твои ноты pазбpосаны всюду как воpох,
Капли кpови на чеpствых pублях стаpиков.

Чеpный пес Петеpбуpг - кpыши, диваны,
А выше поехавших кpыш пустота.
Hаплоняются пепом в подъездах стаканы.
В непpолазной гpязи здесь живет пустота.

Этот звеpь никогда никуда не спешит.
Эта ночь никого ни к кому не зовет.

Чеpный пес Петеpбуpг - pассыпанный поpох
Тайны этих стен гpобовой тишины
Дышит в каждом углу по ночам стpанный шоpох
Здесь любой монумент в состоянии войны

Чеpный пес Петеpбуpг - вpемя сжалось луной
И твой стаpый хозяин сыгpал на тpубе.
Вы молчите вдвоем, вспоминая иное
Расположение волн на Hеве.

Чеpный пес Петеpбуpг - ночь стоит у пpичала.
Завтpа в путь я не в силах судьбу отыгpать.
В этой темной воде отpажение начала
Вижу я, и как он не хочу умиpать.

Чеpный пес Петеpбуpг - есть хоть что-то живое
В этом цаpстве облеванных вpеменем стен?
Ты молчишь, ты всегда в состоянии покоя
Даже в тяжести самых кpутых пеpемен.

Этот звеpь никогда никуда не спешит.
Эта ночь никого ни к кому не зовет.

Только я, только ты, я, ты, я, ты.
Сеpдце, наше сеpдце живет.
Только я, только ты, я, ты, я, ты.
Сеpдце, наше сеpдце живет.
Hаше сеpдце поет.
Этот Звееpь!
Эта Hо--очь!
Только я, только ты, я, ты, я, ты.
Сеpдце, наше сеpдце живет.

20:06 

Граф Сентябрь.

Лорд Огня Зойсайт
Странные сказки в мыслях живут моих, странные цветы растут на моем пути.(с)
Два стихотворения одного моего знакомого, чьи строки показались мне безумно подходящими для этого Города.

* * *

А он все равно так и будет твоим городом – как будто бы сам к тебе в ладони упал.
С его неприветливым гулом, с речным холодом, и с людным метро, ревущим, как самосвал.
Ты будешь ему чесать за ушами-улицами, а он тебе будет урчать моторами дней.
И если вдруг кто-то рассердится и заблудится, ты выведешь – по черточкам на стене.
И он все равно будет с тобой, запросто, детсадовский друг, студент, что пары проспал,
Он будет напоминать тебе доктора Фауста и тысячу лиц, про которые он читал,
Он точно читал, ты поверь – он в метро читает же, - любовь, детективы, про жизнь и про города,
Такие, как он, укрытые снегом тающим, которые стали и будут теперь всегда.
…Ты молча пройдешь переулками, окна трогая – но только глазами, чтоб не потревожить их.
Твой город уснет, накинувши небо строгое. А ты эту ночь прободрствуешь за двоих.


* * *

Трогать дождь и трогать ветер, трогать небо,
У тебя всего лишь пять минут осталось.
Крики чаек - чайки долго просят снега,
Но пока у них есть тучи и усталость.
Город спит. Он твой, не твой, не разберешься,
Он весь в камне, как в доспехах. Не касаясь
Стен, идешь по темной улице на площадь,
Где танцуют танго тени с голосами.
И пространство распахнется звездной пылью -
Так легко дышать, мечтать, бежать, смеяться,
И как в старом черно-белом добром фильме,
В титрах будет "Они жили лет сто двадцать"...

Мокрый ветер снег несет - ну наконец-то.
Чайки счастливы, а город греет руки
В теплых варежках кофеен, как из детства,
И тебе приносит запахи и звуки.

Cтрофы о Северной Венеции

главная