• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
10:56 

Даниил Хармс.

Tsurune
«А судьи кто?»
Уже бледнеет и светает
Над Петропавловской иглой,
И снизу в окна шум влетает,
Шуршанье дворника метлой.
Люблю домой, мечтаний полным
и сонным телом чуя хлад,
спешить по улицам безмолвным
еще сквозь мертвый Ленинград.

23:03 

...развернутая метафора бессубъектного внимания, создающего волшебные миры как ловушку для самого себя. (с)
Лифт опять считает этажи...
Шлю тебе привет с другой планеты.
Как там, в Петербурге? Расскажи,
Чем там дышат? Как встречают лето?
Верят ли в приметы и слова,
Принимая их за главный принцип?
Как текут Фонтанка и Нева
Под надзором равнодушных сфинксов?
Расскажи, какой у вас рассвет,
Как прозрачен воздух белой ночи...
И за что любимый мой поэт
Называет этот город - волчьим?
...Здесь четвертый день все ждут грозы -
Больше ничего не остается...
Как там в Петербурге, расскажи.
Может, там совсем другое солнце?
Может, там иные небеса
И судьбу вершат иные боги?
... Щуря воспаленные глаза
В бесконечном мареве дороги.
Я рифмую путаницу слов.
Убивая ночь до половины,
В полудреме вижу Петергоф
И мостов изогнутые спины...
Как там в Петербурге, расскажи.
Сны - спокойны? Совпаденья - редки?
... На помин измученной души
Брось в Фонтанку мелкую монетку...
(с) Хикари-сан

19:56 

своё (питерским дождям посвящается).

вика рябикина
время из стекла
Вагонно-ресторанное.

Вновь вдаль умчаться спешит
Город над вольной Невой.
И триста грамм не смягчит
Горечь разлуки с тобой.
Не перехочется жить
В стенах твоих - берегах.
Я вернусь, только дождись,
а?


июнь 2009

19:05 

пи-тер-пи

Не думаю и не ищу встречи.
И вообще влюблена в другого.
А стихи лишь рудименты любви к Тебе.
Горячей. Безумно осенней.
Блажь моего 18-ти летия.
Мне бы с Ним ходить по улицам.
Свои пальцы в Его русые волосы.
Дышать совместной северной осенью.
Пока нарождается октябрь.
И отсутствует горячая вода.
Я все дальше от Тебя.
И Твоих составляющих.
Прозрачно и легко. Влюбленно.
В Его серо-голубые глаза.
Он самое лучшее воспоминание этого года.
Даже Тебя побороло со счетом 9:4 в Его пользу.

© Кай Питерский

02:05 

принц-паяц [DELETED user]
Я иду по воде,
я топлю в ней обрывки тени.
Ветви каменных улиц знакомы мне от и до.
В Петербурге дождит. В Петербурге который день
бессердечная осень свивает себе гнездо.

Я считаю минуты, монеты, шаги и шансы.
Рваный маятник сердца гулко стучит в груди.
Я молчу об одном: если некуда возвращаться,
значит, незачем уходить.

Город тихой воды затирает мои следы.
Дождь смыкает ряды.
Всюду осень
и дым,
дым,
дым...

23:20 

не_бесная
этот северный город так надменно горд и бесценно дорог.
серпантинами переулков, километрами улиц, вереницей домов.
он держит за горло. долго. цепко. и довольно крепко.
и будет держать до тех пор, пока хрип твой не станет гулок.
пока ты не перестанешь бояться мостов,
сумасшедших прогулок по черепицам крыш и брусчатке дорог.
этот город накормит тебя кислородом. впрок.
он прицеливается долго, но так же долго не спускает курок.
хотя и стреляет довольно метко.
у него на каждого - компромат. для каждого - черная метка.
на всех ему хватит гранат. но их он использует крайне редко.
и если ты очень несчастен, то в миг будешь рад,
когда он протянет тебе салфетку.
пацифист. анархист. художник. из свободы как будто сшит.
на затворках его души всё колотится и дребезжит.
ты его заложник. пленник. и вечный должник.
привяжет веревками и упакует в стены, как в подарочную упаковку.
так, что каждый прохожий похож на цветник - прячет улыбку за воротник,
как провинившийся ученик. и ему не выпутаться из системы. каждый третий его двойник,
а он лишь дополняет массовку.
...а теперь напиши это всё в дневник. и впредь не теряй сноровку.

22:36 

Моё. Лепта.

Арчет
Эта подпись безвкусна.
Я люблю твои окна, мой странный город. Мой загадочный папа, запойный брат. Я твой Невский, которым наотмашь вспорот, полюбил, как Булат полюбил Арбат.
Вспоминаются ночи и слякоть улиц, и стальные дожди, и больной рассвет. Переулки чудес, где один безумец повстречает тебя, чтобы дать совет.
Город медных грифонов, моя Голгофа, и Синай, собирающий всех подряд. Вавилон и Помпея (у Петергофа), но атланты не даром в тебе стоят.

Я люблю переулки, дворы-колодцы, иглы башен и плоскости площадей, обожаю твой ветер, твой звон и солнце, -
И за это прощаю твоих людей.

Их я тоже люблю.

@музыка: ветер

10:11 

Виктор Каган. "Иосифу Бродскому"

Tsurune
«А судьи кто?»
Сколько света набилось в осколок звезды ...
Иосиф Бродский

Путь от Северной Венеции в Венецию просто

длиной в двадцать тысяч дробящихся на секунды дней,

когда под пятою времени хрустят височные кости

и липнут к саднящей коже жужжащие жала слепней.

За это время Империя успела сыграть в ящик,

мир перевернулся и на четыре точки привстал,

ещё не бывшее время спуталось с настоящим,

ягодки все впереди, а караул устал.

Впрочем, тебе до этого теперь никакого дела.

Васильевский остров качается в дырявой авоське Невы.

Судьба тебя выводила из душного беспредела

руганью и пинками безликой имперской ботвы,

будто сквозь строй бесконечный выморочной безъязыкости

в языческое пространство свободного языка.

Северная Венеция, милая, накося-выкуси

с той стороны цензурного лязгающего глазка.

В нью-йоркской ночи мерцает свет полутора комнат.

Слово устремляется в небо искристое, как слюда,

чтобы спуститься в улицы, которые тебя помнят,

но сам уже не отыщешь собственного следа.

В день первого крика друзья на поминках пьяны

и паруса расправляет белых ночей корвет.

Звёзды бьются на счастье, как в молодости стаканы,

и в каждом осколке трепещет неумирающий свет.

(к годовщине, мне показалось подходящим)

20:54 

Анна Ахматова

наблюдатель. герой чёрной комедии.
город это не только улицы и дома. город это ещё и люди. мне думается, что в этот день этот стих будет здесь уместен.

А вы, мои друзья последнего призыва!
Чтоб вас оплакивать, мне жизнь сохранена.
Над вашей памятью не стыть плакучей ивой,
А крикнуть на весь мир все ваши имена!
Да что там имена! Ведь все равно — вы с нами!..
Все на колени, все! Багряный хлынул свет!
И ленинградцы вновь идут сквозь дым рядами —
Живые с мертвыми: для славы мертвых нет.

1942

03:24 

Философия крыш.

принц-паяц [DELETED user]
Философия крыш. Невралгия души.
Перекрестье мостов чьи-то судьбы крушит.
Расписание смерти на карте руки.

сколько-раз-мне-еще-выживать-вопреки

Философия крыш в духе нового дня.
Чужеродное солнце сжигает меня.
Открываю отсчет и считаю до ста.

эта-осень-расставила-все-по-местам

Философия крыш. Стынет небо у ног.
Петербург, Петербург, мы с тобой заодно.
Я терзаю слова, я срываюсь на крик.

рецессивное-солнце-разлито-внутри

Философия крыш на обрывке листа.
Между загнанных строк высота, высота.
До чего же легко потеряться в тебе...

закрываю-глаза-начинаю-разбег

Бесконечный полет по чужой полосе.
Петербург, Петербург, ты один против всех!
Поцелуй на удачу, как выстрел в упор...

неизбежность-свидания-мой-приговор

15:53 

мое

прыгай. о небо еще никто не разбивался.
ты знаешь, Питер имеет душу, там даже камни умеют слушать. я приезжаю, и мне там лучше и жить, и прятаться, и грустить.
его вода для меня живая, в его автобусах и трамваях я от забот своих уезжаю, чтоб теплый свет его ощутить.

ты знаешь, в Питере проще верить, что счастье есть, что открыты двери, там нарисованы акварелью мои расплывчатые мечты.
его проспекты уходят в небо, ему я верю - отчасти слепо - и сочиняю ему сонеты, а он разводит свои мосты.

ты знаешь, Питер как мудрый старец: своими зельями исцеляет и исполняет свой странный танец, как ритуал от былых обид.
его каналы, его фонтаны - противоядия от дурманов, и эти воды затянут раны, и сердце больше не так болит.

ведь Питер знает на все ответы: как быть собой и дожить до лета. я там всегда остаюсь согрета, пусть даже в самый унылый дождь.
он нежно манит и опьяняет, он как дитя на руках качает и заставляет забыть печали, пусть их немало еще хлебнешь.

ты знаешь, он от всех страхов лечит, я в каждом сне мчусь к нему навстречу, он свои мантры мне в ухо шепчет и объясняет все без прикрас.
пускай он часто бывает серым, но это не подрывает веру, и я в него влюблена без меры с тех пор, как встретила в первый раз.


17:42 

Борис Кудряков

наблюдатель. герой чёрной комедии.
В понедельник - как чай во льдах Карского моря.
Во вторник - как грог в волнах Баренцева моря.
В среду - как желудевый кофе с кусочками айвы на веранде в куоккала, когда на веранде изморозь, а Алевтина
Альбертовна уже крутит на вертеле в камине молодого барашка.
В четверг - как мадера в раздевалке катка в ЦПКО им. Сергея Мироновича Кирова.
По пятницам - словно прогулка на яхте по Неве в ледоход.
По субботам Питер влияет на меня весьма импозантно и даже спонтабельно, словно я прыгаю с верхотуры Петропавловки шпица в вафельный торт с надписью кремом "сладкое детство".
По воскресеньям - мы оба инертны и даже злокозненны.

17:35 

Роальд Мандельштам "Новая Голландия"

наблюдатель. герой чёрной комедии.
00:10 

не судите строго, не претендую на гениальность, просто люблю Питер)

Лосик

Этот северный город уснул под покровом снегов.

Этот северный город с утра разгоняет туман.

Этот северный город покрыт сединою веков.

Этот северный город поймал твоё сердце в капкан.

Этот северный город - город влюблённых и птиц.

Этот северный город ветрами развеет сомненья и страх.

Этот северный город, наверное, растает со взмахом ресниц.

Этот северный город заплачет дождём в твоих снах.

Этот северный город укажет на правильный путь.

Этот северный город покажет дорогу к себе.

Этот северный город не даст тебе ночью уснуть.

Этот северный город поможет в душевной борьбе.

Этот северный город согреет теплом синих глаз.

Этот северный город раскроет объятья мостов.

Этот северный город ждёт тебя здесь и сейчас.

Этот северный город ждёт тебя, раз ты готов.


04:17 

Вера Френкель. «Плаванье»

Tsurune
«А судьи кто?»
1. Земля
Как в плаванье пускаешься в туман.
В морозный, в розоватый океан,
Где под мостами дымными плывёт
В туман преображённый, влажный лёд.
Недвижен и медлителен полёт
Трамваев призрачных и серых,
а мосты
И невесомы –
зыбки –
и густы.
Храм на крови – как голубая тень.
Вплетается в текучий этот день
И алое не тонет солнце...

2. Первое тепло
Бывают города – как города.
А над Невой – ты в плаванье всегда.
Захлёстывает вешняя вода,
Ты шаг за шагом
медленно плывёшь
Расходишься кругами,
Будто дождь.
У моря – мили,
у Невы – мосты.
Для этой меры не жалей версты,
Ныряй в пролёты – и дугою ввысь.
Всей тяжестью,
как купол
растворись
В парном тепле...

26 марта 1970 г.

19:06 

А. Розенбаум - "Ты - не Санкт-Петербург"

Маньяковский
Мы целуем - беззаконно! - над Гудзоном ваших длинноногих жен. ©
За стеной
голоса,
Ночь. Темно.
...и ты совсем не Санкт.
Разомкни объятья лживых рук,
Петербург.

Отпусти,
не неволь,
Горек стих
над Невой,
И простой мотив, как тихий стон
под мостом.

И в свинцовой воде
Отраженья судеб,
Отсвет чудных глаз
Тех, кого ты любил
И любя погубил -
Было так не раз.
Странная игра,
Ты всегда был прав,
Но любил нас всех до утра,
Только до утра

Всё простит
каземат,
Да не сойти б здесь
с ума.
Опоил травой сердечных мук,
Петербург.

Седина
в голове,
На руках
прожилки синих вен,
Но, мой Бог, тебе принадлежит
наша жизнь.
Ты мой Бог, тебе принадлежит
наша жизнь.

00:58 

Валор-Я
Я не знаю, но чувствую, я не вижу, но верую... (с)
Нева Петровна, возле вас - все львы.
Они вас охраняют молчаливо.
Я с женщинами не бывал счастливым,
вы - первая. Я чувствую, что - вы.

Послушайте, не ускоряйте бег,
банальным славословьем вас не трону:
ведь я не экскурсант, Нева Петровна,
я просто одинокий человек.

Мы снова рядом. Как я к вам привык!
Я всматриваюсь в ваших глаз глубины.
Я знаю: вас великие любили,
да вы не выбирали, кто велик.

Бывало, вы идете на проспект,
не вслушиваясь в титулы и званья,
а мраморные львы - рысцой за вами
и ваших глаз запоминают свет.

И я, бывало, к тем глазам нагнусь
и отражусь в их океане синем
таким счастливым, молодым и сильным...
Так отчего, скажите, ваша грусть?

Пусть говорят, что прошлое не в счет.
Но волны набегают, берег точат,
и ваше платье цвета белой ночи
мне третий век забыться не дает.

Б.Окуджава
1957

23:19 

Питеру

Тебе отдаю своё сердце,
Мой город мечты и надежды,
Мой город любви и печали.
Ты знай – я очень скучаю.

Ты так красив и прекрасен,
Ты город, похожий на сказку,
Ты город грёз и потерь.
Я скоро приеду, ты верь.

06:20 

Леонид Каганов. "Острота момента"

Tsurune
«А судьи кто?»
неформат, но чрезвычайно актуально

И больно мне, и завидно, и страшно. Дела забросил, думаю о том, как подлые злодеи строят башню — огромную, за Охтинским мостом. Поганая, в четыре сотни метров, вопьется, как заноза в каждый глаз! Помехой станет питерскому ветру и бросит тень на каждого из нас. Задумайтесь на миг: ведь это ж надо, подняв стрелу из стали и стекла, испортить светлый облик Петрограда и всю культуру — ту, что в нем цвела! Священный город, нищий до изнанки: облупленные арки, фонари, где самые коммерческие банки — в Кунсткамере с уродцами внутри. Здесь ваша башня не нужна и даром! Оставьте каждый камень, где стоял! Здесь Цой в грязи работал кочегаром! Раскольников старушек расчленял! Малевич пропивал последний рубль! Здесь Пушкина убили, видит бог! Здесь где-то в психбольнице умер Врубель! И от туберкулеза умер Блок! Здесь в перхоти лохматой штукатурки хранятся все культурные пласты! А вы хотите офис здесь, придурки? Задумали бабло вложить, скоты? Остановитесь, гады! Стоп! Не надо! Не стройте башню! Ведь она вот-вот испортит все лицо у Петрограда, а также попу, спину и живот!

читать дальше

9 октября 2009

17:09 

Лия Киргетова-Питерский транзит

Твоя.

Cтрофы о Северной Венеции

главная