Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
13:03 

Максимилиан Волошин "Предвестия"

Никогда не стоит забывать про ребенка внутри себя!Ведь именно ребенок внутри нас не дает нам окончательно сойти с ума! J.D.
Сознанье строгое есть в жестах Немезиды:
Умей читать условные черты:
Пред тем как сбылись Мартовские Иды,
Гудели в храмах медные щиты...

Священный занавес был в скинии распорот:
В часы Голгоф трепещет смутный мир...
О, бронзовый Гигант! ты создал призрак-город,
Как призрак-дерево из семени - факир.

В багряных свитках зимнего тумана
Нам солнце гневное явило лик втройне,
И каждый диск сочился, точно рана...
И выступила кровь на снежной пелене.

А ночью по пустым и гулким перекресткам
Струились шелесты невидимых шагов,
И город весь дрожал далеким отголоском
Во чреве времени шумящих голосов...

Уж занавес дрожит перед началом драмы,
Уж кто-то в темноте - всезрящий, как сова, -
Чертит круги, и строит пентаграммы,
И шепчет вещие заклятья и слова.

1905

18:10 

Зоя Ященко

True values ...
Питер, Питер...
Ты столько знаешь, ты много видел,
И все, что я хочу сказать тебе -
Это только слова.
Я снова покупаю билет на поезд.
Чуть-чуть ревнуя и немного расстроившись,
Провожает меня до вокзала
Ночная Москва.


Небо, небо...
Над тобою совсем другое небо,
Морозным воздухом дышит Невский,
Скоро зима.
А я иду и всем улыбаюсь,
Я выше облака поднимаюсь,
И мне кивают, снимая шляпы,
На Невском дома.


Где-то, где-то
В любимых парках укрылось лето,
И мелкий дождик на водосточной
Играет трубе.
Нырнуло эхо в дворы-колодцы,
По старой крыше гуляет солнце,
И пахнет кофе, и все кофейни
Зовут к себе.


Здравствуй, город!
Пройду по площади вдоль собора.
А у тебя есть крейсер Аврора
И много других кораблей.
А у меня лишь одна гитара,
Немного пара из самовара,
В руке синица, которой снится
Клин журавлей.


А я живу на другой планете.
Там мало света и вечный ветер.
И, будто расстроенные струны,
Гудят провода.
А иногда там бывает плохо,
И до рассвета еще так долго,
Тогда я все оставляю как есть
И возвращаюсь сюда.


О, эти старые мостовые!
Они все помнят, они живые,
И каждый каменный всадник по-прежнему
Верит в мечты.
А я стою незаметной тенью
В пальтишке ветхом под звездной сенью,
В который раз, замирая, смотрю,
Как разводят мосты.



10:02 

Давид Паташинский "Запомните, читайте по губам ледяным..."

X_rizantema
Чайники вперед!
Давид Паташинский
====================

Запомните, читайте по губам ледяным,
смотрите в глазах, белых, как слепой град,
мой город больше вашей любой страны,
мой город называется Ленинград,

В моем городе пишут еще стихи,
гуляют, белым ночам
посвящая обрывки безнадежной тоски,
когда, как стая волчар,
компания обугленных временем жигулей
выносит вас в синеву невских полей.

Мой город называется блокадная белизна
губ старушки, хлеб мечтающей из окна,
бетонные завитушки, львов чугунные кренделя,
друг Пушкин, они совсем забыли тебя,
они заняты базар-вокзалом на семерых
воры слов, любители мошкары
самих себя, пламенных болтунов,
семья несостоявшихся казанов.

Я знаю, что вас всех седая породила Москва,
старик Киев, прошлогодняя сухая листва,
такие у вас глаза, что выгорает сукно,
и на душе темно.

Ветер надут гелием, как пыльцой,
окнами, мерцающими во тьме,
людьми, которые жизни сбежав простой,
иногда подходят ко мне.

В моем городе пыль водяная насыщена,
пью ее всем памяти жадным ртом,
и Нева, как нелюбимая женщина,
плачет под разводным мостом.


10:01 

BHF "На Ваське безвременье..."

X_rizantema
Чайники вперед!
Ирине Белой

на ваське безвременье, будто бы стрелки часов
застыли, и жители перерождаются в сов,
а в воду краями врезается купол свинцовый.
тебя охраняет любой отведенный засов:
тучков, биржевой, благовещенский или дворцовый.

ужель еще веришь и ждешь, что однажды в ночи
затеплятся две неоплывших носатых свечи,
и двинется к северу прежде недвижная стрелка
от той петропавловской дуры, что ныне молчит
обманно, но в полдень опять заведет перестрелку?

здесь, верно, навеки сошлись времена и миры.
гляди: о батоне насущном забыв до поры,
ложась на крыло, смотрит полуголодная птица,
как в реку камнями лет триста катятся шары,
а им с пьедесталов своих невозможно скатиться.

10:51 

Василий Бетаки "Петербургские строфы"

абсолютная кошка
Пора кончать петербургскую повесть. –
Небо сдернуто над головой,
Осыпаются звезды при каждом слове,
Обернувшись жухлой листвой.
Пора прекратить бесконечное бегство
От наизнанку надетого детства,
Жевавшего черный подсолнечный жмых,
Считавшего палку за главное средство;
И не ломать больше мельниц чужих.
Пора забыть вавилонскую башню,
И в прежние русла течения рек
Вернуть – и увидеть, что вовсе не страшно
Кончается варфоломеевский век.

Почему ж у Старухи не прялка в руках,
А краплёная – в звёздах – колода
И на всех королях – двухсотлетний страх
Девяносто Третьего года?
Выбрось карты – уж лучше – калейдоскоп
Повертеть, чтоб стекляшки бренчали!
Чуть его шевельнёшь –
никогда не вернёшь
Ни вчерашний узор,
ни старинную ложь,
Ни того, что мелькнуло в начале –
Ну, встряхни раз-другой, но смотри, не спеши:
Дай подробнее разглядеть витражи.
Пестрых пляшущих стеклышек нищенский шик –
Словно брызги на низком причале,
Все в лицо да в лицо.
Не судьба ли твоя,
За безрыбьем житья, за бессоньем питья,
Разбренчалась чужими ключами?

читать дальше

21:46 

Евгений Крылатов. Что было - то и будет

@Коломбина
абсолютная кошка
Что было - то и будет
Пускай судьба рассудит,
Пред этой красотою
Все суета и дым...
Бродяга и задира,
Я обошел полмира,
Но встану на колени
Пред городом моим...

Не знаю я, известно ль вам,
Что я певец прекрасных дам,
Но с ними я изнемогал от скуки...
А этот город мной любим,
За то, что мне не скучно с ним.
Не дай мне Бог, не дай мне Бог,
Не дай мне Бог разлуки...

Не знаю я, известно ль вам,
Что я бродил по городам,
И не имел пристанища и крова...
Но возвращался, как домой,
В простор меж небом и Невой.
Не дай мне Бог, не дай мне Бог,
Не дай мне Бог иного...

Не знаю я, известно ль вам,
Что я в беде не унывал,
Но иногда мои влажнели веки,
Я этим городом храним,
И провиниться перед ним
Не дай мне Бог, не дай мне Бог,
Не дай мне Бог вовеки...

12:29 

А. Чуркин "Вечерняя песня (Слушай, Ленинград)"

абсолютная кошка
Музыка: Соловьев-Седой Слова: А. Чуркин

Город над вольной Невой,
Город нашей славы трудовой,
Слушай, Ленинград, я тебе спою
Задушевную песню свою.
Слушай, Ленинград, я тебе спою
Задушевную песню свою.
Здесь проходила, друзья,
Юность комсомольская моя,
За родимый край с песней молодой
Шли ровесники рядом со мной.
С этой поры огневой,
Где бы вы ни встретились со мной,
Старые друзья, в вас я узнаю
Беспокойную юность свою.
Старые друзья, в вас я узнаю
Беспокойную юность свою.
Песня летит над Невой засыпает город дорогой
В парках и садах липы шелестят
Доброй ночи, родной Ленинград.
В парках и садах липы шелестят
Доброй ночи, родной Ленинград.


16:38 

Осип Мандельштам. "B Петербурге мы сойдемся снова..."

.JD.
Никогда не стоит забывать про ребенка внутри себя!Ведь именно ребенок внутри нас не дает нам окончательно сойти с ума! J.D.
B Петербурге мы сойдемся снова,
Словно солнце мы похоронили в нем,
И блаженное, бессмысленное слово
В первый раз произнесем.
B черном бархате советской ночи,
В бархате всемирной пустоты,
Все поют блаженных жен родные очи,
Bсе цветут бессмертные цветы.

Дикой кошкой горбится столица,
На мосту патруль стоит,
Только злой мотор во мгле промчится
И кукушкой прокричит.
Мне не надо пропуска ночного,
Часовых я не боюсь:
За блаженное, бессмысленное слово
Я в ночи советской помолюсь.

Слышу легкий театральный шорох
И девическое "ах" -
И бессмертных роз огромный ворох
У Киприды на руках.
У костра мы греемся от скуки,
Может быть, века пройдут,
И блаженных жен родные руки
Легкий пепел соберут.

Где-то грядки красные партера,
Пышно взбиты шифоньерки лож,
Заводная кукла офицера
Не для черных дум и низменных святош
B черном бархате всемирной пустоты,
Все поют блаженных жен крутые плечи,
И ночного солнца не заметишь ты.

1920

09:30 

Светлана Голубева " Питер"

Джеммка
Маленький принц
Питер я умирать хочу под этот звук
Ветер унес остатки жизни с моих рук
Светел был взгляд его, когда он улетал
Возвращался долго да, да видно не застал.


Город унять дыхание не смог не стал
Он вдруг тоже сразу как-то весь устал
Облегчить всю боль свою меня просил, просил
Питер милый мне спасти тебя не хватит сил.


А хочешь, так пойдем со мной в осенний путь
Я в дороге отогрею тебя как-нибудь
Отведу в тот край, где не смущает душу страх
А потом усну в твоих асфальтовых руках.


Дождь вошел до основанья в твое тело
Кровь терять лихое дело
Разрывы берегов сшиваются мостами
Серые каналы заметают кровь хвостами.


Питер я в этом слове родилась и с ним виной
Питер от снежной бури до дождя ты только мой
Если случится умирать сейчас иль вдруг
То под эту музыку под этот сладкий звук
Питер, Питер.



11:18 

Георгий Иванов "Ликование вечной, блаженной весны..."

@Коломбина
абсолютная кошка
Ликование вечной, блаженной весны,
Упоительные соловьиные трели
И магический блеск средиземной луны
Головокружительно мне надоели.

Даже больше того. И совсем я не здесь,
Не на юге, а в северной царской столице.
Там остался я жить. Настоящий. Я — весь.
Эмигрантская быль мне всего только снится —
И Берлин, и Париж, и постылая Ницца.

...Зимний день. Петербург. С Гумилевым вдвоем,
Вдоль замерзшей Невы, как по берегу Леты,
Мы спокойно, классически просто идем,
Как попарно когда-то ходили поэты.

18:45 

Н. Агнивцев "Гранитный призрак"

@Коломбина
абсолютная кошка
ГРАНИТНЫЙ ПРИЗРАК

Как бьется сердце! И в печали,
На миг былое возвратив,
Передо мной взлетают дали
Санкт-Петербургских перспектив!..

И, перерезавши кварталы,
Всплывают вдруг из темноты
Санкт-Петербургские каналы,
Санкт-Петербургские мосты!

И, опершись на колоннады,
Встают незыблемой грядой
Дворцов гранитные громады
Над потемневшею Невой.

Пусть апельсинные аллеи
Лучистым золотом горят,
Мне петербургский дождь милее,
Чем солнце тысячи Гренад!..

Пусть клонит голову все ниже,
Но ни друзьям и ни врагам
За все Нью-Йорки и Парижи
Одной березки не отдам!

Что мне Париж, раз он не русский?!
Ах, для меня под дождь и град
На каждой тумбе петербургской
Цветет шампанский виноград!

И застилая все жпвое,
Туманом невским перевит,
Санкт-Петербург передо мной
Гранитным призраком стоит!..


18:41 

Н.Агнивцев "На стрелке"

@Коломбина
абсолютная кошка
НА "СТРЕЛКЕ"

Ландо, коляски, лимузины,
Гербы, бумажники, безделки,
Брильянты, жемчуга, рубины -
К закату солнца - все на "Стрелке"!

Струит фонтанно в каждой даме
Аккорд Герленовских флаконов,
И веет тонкими духами
От зеленеющих газонов!

И в беспрерывном лабиринте
Гербов, камней и туалетов
Приподымаются цилиндры
И гордо щурятся лорнеты.

И Солнце, как эффект финальный,
Заходит с видом фатоватым
Для Петербурга специально -
Особо-огненным закатом

16:43 

Яшка Казанова " Не пускайте поэта в Питер.."

Джеммка
Маленький принц
Не пускайте поэта в Питер. Запирайте.
Дома держите. И если можете- повяжите.
Чем угодно жертвуйте- жизнью,
В оба глаза за ним смотрите,
Не пускайте поэта в город.
Он к вам врядли потом вернётся.
Не простится, не обернётся.
в сером воздухе изогнётся тёмный лацкан
и светлый ворот.
Не пускайте поэта в ветер.
Он Невой закашляет в бронхах.
Захлебнётся по-чаячьи звонко.
Робкий бог, воспалённый и тонкий,
Задремавший на парапете.
Там дворцовой дугою гнётся,
И в шершавом сером граните-
Стих закутанный в чей-то свитер...
Не пускайте поэта в Питер.
Всё равно он туда сорвётся.
Яшка Казанова

18:36 

Марина Склярова "Город поэтов"

@Коломбина
абсолютная кошка
В парадном городе дворцов
И вещей славы праотцов
Вновь замерзаю в лихолетье.
Я помню, прошлое столетье
Таким же холодом болело,
И речка Черная алела
От остывающего тела
Поэзии, что во плоти
Явилось миру, воплотив
Великий замысел Творца.
Но от тернового венца
Не отрекаются поэты,
И в холод города одеты
Они живут одной судьбой
И с Черной речкой, и с Невой.
Себя уготовляют сами
К знакомству с Пряжкой и Крестами
И, стоя в очереди скорбной,
Лишь взору внешнему покорной,
Как связанные рукава,
Слагают лестницей слова
Для восхождения родных
К теплу обителей иных.
Веленьем Божиим хранимы,
Мы городом своим любимы
За то, что снег былых времен
И нашей кровью обагрен.


14:22 

.Александр Розенбаум. Налетела грусть

Tsurune
«А судьи кто?»
Налетела грусть...
Что ж, пойду пройдусь, -
Мне ее делить не с кем.
Зеленью аллей
В пухе тополей
Я иду землей невской.

Может, скажет кто,
Мол, климат здесь не тот,
А мне нужна твоя сырость.
Здесь я стал мудрей,
И с городом дождей
Мы мазаны одним миром.

Хочу я жить среди каналов и мостов
И выходить с тобой, Нева, из берегов.
Хочу летать я белой чайкой по утрам
И не дышать над Вашим чудом, Монферан.

Хочу хранить историю страны своей,
Хочу открыть Михайлов замок для людей,
Хочу придать домам знакомый с детства вид,
Мечтаю снять леса со Спаса-На-крови.

Но снимая фрак,
Детище Петра
Гордость не швырнет в море.
День гудком зовет
Кировский завод,
Он дворцам твоим корень.

Хочу воспеть я город свой мастеровой,
Хочу успеть, покуда в силе и живой,
Хочу смотреть с разбитых Пулковских высот,
Как ты живешь, врагом не сломленный народ.

Налетела грусть,
Ну что ж, пойду пройдусь,
Ведь мне ее делить не с кем.
И зеленью аллей
В пухе тополей
Я иду землей невской.

Может, скажет кто,
Мол, климат здесь не тот,
А мне нужна твоя сырость.
Здесь я стал мудрей,
И с городом дождей
Мы мазаны одним миром.

22:39 

Тикки Шельен "Ангел Катерина"

@Коломбина
абсолютная кошка
Тикки Шельен "Ангел Катерина"
(исполняет Башня Rowen)

Говорят, что в Петербурге
по ночам приходит ангел,
он слетает незаметно.
Люди думают, что это
хлопья инея упали
с проводов на край канала,

но когда в глухую полночь
будешь долго, долго плакать,
слушать лед новоголландский,
в полночь, на мосту, когда ты
потеряешь все, что было,
в полночь перед днем рожденья,
ты услышишь, замерзая,
легкий звук высокой флейты,
шорох каблучка по снегу, --
это ангел Катерина
в перезвоне перекрестков,
ледяных и пустотелых.

Это ангел Катерина,
это легкое дыханье
февраля, вина и пены.
Это легкий звон стаканов,
леденеющих и хрупких,
это ангел Катерина.
Он приходит ниоткуда,
он проносится по скверам,
фонари преображая.

Легкий ангел Петербурга,
он летит над гулким небом
вместе с дымом сигареты --
он растает, незаметно
одарив тебя надеждой,
это ангел Катерина.

Это ангел Катерина.
Колокольчиком нежданным,
в ледяных февральских бусах,
легкий ангел Петербурга.

17:02 

Зимовье Зверей "Город-стол"

@Коломбина
абсолютная кошка
Каждой птахе - срок да вехи,
Сожалей - не сожалей!
Эти каменные веки
С каждым днем всё тяжелей.

С каждым годом с новым счастьем
Всё трудней мирить старьё.
Но не бей судьбу на части -
Пусть былое, да своё.

Чем богаты - тем бедны,
Что храним - тому верны.

Всё, что есть - тепла поллитра,
Пять светильников-желтков
Да яичница-палитра
Из семи цветных шлепков.

Да ещё вот этот город,
Что ночует у дверей.
Ковырни каминный порох
Кочергами фонарей,

И увидишь: спозаранку
И до самого поздна
Небо стелет самобранку
Из белесого сукна. -

Выдь на Мойку - чей там стон?
Этот город - чем не стол?

Приглядись: из каждой арки,
Из-под каждого моста
Он пророчит нам подарки -
Будет праздник хоть куда!

С карнавальными речами
В коммунальной тесноте,
Да с ростральными свечами
На Васильевском торте,

С шашлыками новостроек,
С Петропавловским рагу,
С самой горькой из настоек -
Чёрной речкой на снегу.

Хватит всем и чаш и блюд!
Налетай, галдящий люд!

И пошли плясать по скатам,
Прыгать в прорубь, в прок грести.
Я хочу продолжить матом,
А из глотки льётся стих.

Вьётся ввысь архитектура,
Вырываясь из лесов,
Знать, моя толпа - не дура, -
Чует, сволочь, млечный зов.

Ешьте всё, кромсайте смело, -
Каждой твари - свой кусок!
Нынче смерть себя отпела
И подставила висок,

Раскраснелась на миру -
Видно, кончится к утру.

Выстрел в лоб на лобном месте, -
И взорвалась ночь-кирза, -
То мороз кладёт на рельсы
Карамельки партизан.

Дробью, пулями, пыжами
Лёд размешан до красна,
И в ста лунках размножает
Свой единый рог Луна -

Легендарное светило,
Одинокая мозоль...
Вертикалью перспектива:
С неба - сахар, оземь - соль.

Выпей Балтику до дна,
Соль к безрыбью так вкусна!

С Мойки - чай, с Фонтанки - пиво,
С Грибканала - горсть груздей, -
Разошёлся всем на диво
Питер - повар-чародей.

Невской скатертью стартует
Чудо-стол на сотню миль,
И шампанским салютует
Ось зимы - бенгальский шпиль.

Закусив дымком Авроры
Да Казанским кренделём,
Молча выйдем на просторы
И - продолжим, и - начнём...

Жизнь продолжим, год начнём...
Год продолжим, жизнь начнём...

Провожаем по потерям
Год, что встречен по долгам,
Но слезам своим не верим -
Только - звездам да богам.

Циферблат, готовый к бою,
Сахарится по краям.
Всё своё берём с собою -
И несём дарить друзьям:

С Новым годом! С новым сном!
С новым хлебом и вином!

17:00 

Зоя Ященко "Питер"

@Коломбина
абсолютная кошка
ПИТЕР


Питер, Питер...
Ты столько знаешь, ты много видел,
И все, что я хочу сказать тебе -
Это только слова.
Я снова покупаю билет на поезд.
Чуть-чуть ревнуя
И немного расстроившись,
Провожает меня до вокзала
Ночная Москва.



Небо, небо...
Над тобою совсем другое небо,
Морозным воздухом дышит Невский,
Скоро зима.
А я иду и всем улыбаюсь,
Я выше облака поднимаюсь,
И мне кивают, снимая шляпы,
На Невском дома.


Где-то, где-то
В любимых парках укрылось лето,
И мелкий дождик на водосточной
Играет трубе.
Нырнуло эхо в дворы-колодцы,
По старой крыше гуляет солнце,
И пахнет кофе, и все кофейни
Зовут к себе.


Здравствуй, город!
Пройду по площади вдоль собора.
А у тебя есть крейсер Аврора
И много других кораблей.
А у меня лишь одна гитара,
Немного пара из самовара,
В руке синица, которой снится
Клин журавлей.


А я живу на другой планете.
Там мало света и вечный ветер.
И, будто расстроенные струны,
Гудят провода.
А иногда там бывает плохо,
И до рассвета еще так долго,
Тогда я все оставляю как есть
И возвращаюсь сюда.


О, эти старые мостовые!
Они все помнят, они живые,
И каждый каменный всадник
По-прежнему
Верит в мечты.
А я стою незаметной тенью
В пальтишке ветхом
Под звездной сенью,
В который раз, замирая, смотрю,
Как разводят мосты.


16:48 

Саша Башлачев "Петербургская свадьба"

@Коломбина
абсолютная кошка
Звенели бубенцы. И кони в жарком мыле
Тачанку понесли навстречу целине.
Тебя, мой бедный друг, в тот вечер ослепили
Два черных фонаря под выбитым пенсне.

Там шла борьба за смерть. Они дрались за место
И право наблевать за свадебным столом.
Спеша стать сразу всем, насилуя невесту,
Стреляли наугад и лезли напролом.

Сегодня город твой стал праздничной открыткой.
Классический союз гвоздики и штыка.
Заштопаны тугой, суровой, красной ниткой
Все бреши твоего гнилого сюртука.

Под радиоудар московского набата
На брачных простынях, что сохнут по углам,
Развернутая кровь, как символ страстной даты,
Смешается в вине с грехами пополам.

Мой друг, иные здесь. От них мы недалече.
Ретивые скопцы. Немая тетива.
Калечные дворцы простерли к небу плечи.
Из раны бьет Нева в пустые рукава.

Подставь дождю щеку в следах былых пощечин.
Хранила б нас беда, как мы ее храним.
Но память рвется в бой, и крутится, как счетчик,
Снижаясь над тобой и превращаясь в нимб.

Вот так скрутило нас и крепко завязало
Красивый алый бант окровленным бинтом.
А свадьба в воронках летела на вокзалы.
И дрогнули пути. И разошлись крестом.

Усатое "ура" чужой, недоброй воли
Вертело бот Петра, как белку в колесе.
Искали ветер Невского да в Елисейском поле
И привыкали звать Фонтанкой - Енисей.

Ты сводишь мост зубов под рыхлой штукатуркой,
Но купол лба трещит от гробовой тоски.
Гроза, салют и мы! - и мы летим над Петербургом,
В решетку страшных снов врезая шпиль строки.

Летим сквозь времена, которые согнули
Страну в бараний рог и пили из него.
Все пили за него - и мы с тобой хлебнули
За совесть и за страх. За всех за тех, кого

Слизнула языком шершавая блокада.
За тех, кто не успел проститься, уходя.
Мой друг, спусти штаны и голым Летним садом
Прими свою вину под розгами дождя.

Поправ сухой закон, дождь в мраморную чашу
Льет черный и густой осенний самогон.
Мой друг "Отечество" твердит как "Отче наш",
Но что-то от себя послав ему вдогон.

За окнами - салют. Царь-Пушкин в новой раме.
Покойные не пьют, да нам бы не пролить.
Двуглавые орлы с побитыми крылами
Не могут меж собой корону поделить.

Подобие звезды по образу окурка.
Прикуривай, мой друг, спокойней, не спеши.
Мой бедный друг, из глубины твоей души
Стучит копытом сердце Петербурга.

11:48 

.Владимир Гандельсман. "Это город слепых..."

«А судьи кто?»
Это город слепых,
розоватых, трапецеобразных
стен, от ветров ненастных
оградивших живых,
это город глухих
переулков несчастных
и безмолвных, прекрасных
снегопадов густых.

Это город теней
во дворах нездоровых,
это город готовых
к вымиранью людей.

Это город детьми
облюбованных горок,
древний образ мне дорог –
если хочешь, возьми –

это город зимы,
мандариновых корок,
холодов, полутьмы,
вереницы огней
с желтым прицветом йода,
и железных коней,
и того пешехода...

ну, живи, цепеней...

1981-83гг.

прим.

Cтрофы о Северной Венеции

главная