Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×



C миру по нитке, с автора по строчке
собирать
Те, кто уже был
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
00:49 

Anastasia Maier
И дождь разбивается
каплями о поверхность рек и каналов.
Алкоголь течёт в горло как смола,
кажется, слишком густо.
Знаешь, несмотря на друзей и знакомых,
которых навалом,
Здесь, как и в любом городе,
мне всё абсолютно пусто.
В метро под землёй пространство забито людьми,
Упираю взгляд в текст электронной книги.
Мне почти из любого общества
хочется немедленно уйти,
Ощущение, что привычный шум
в голове перерастает в крики.
Каждый двор как портал в другой мир
удивляет и тянет прыгнуть с разбега
в колодец, в котором небо кажется серой водой,
из которой на меня уставились все жители
города за последние три с лишним века,
и они наблюдают, как пытаюсь быть просто собой.
Если добраться до дома (там есть проигрыватель),
То можно поставит пластинку и слушать блюз,
джаз, старый рок или стихи,
это заглушает и шум и крики.
Со мной что-то происходит,
я сама себя теперь дико боюсь.

Maier

@темы: Питер, Стихи

10:34 

Мой город.

Vareya
Свобода кошки состоит в том, что она всегда может вернуться домой.
Это мой город.
Пусть говорят, что здесь мрачно.
Зажгу лампу.
Это мой город.
Пусть здесь дожди, сырость.
Есть зонт-спаситель.
Это мой город.
Мы с ним похожи так часто.
Знакомы близко.
Это мой город.
Мы с ним одной ауры, синей.
Воды чистой.
Это мой город.
Мы с ним на одной волне.
Ультра длинной.
Это мой город.
Моей души пристань.
Обитель.
Это мой город.
Ошеломительный.
Мой Питер.



Автор: Александр Умяров

@настроение: весенее

@темы: стихи (авторское)

22:27 

Петербургский ноябрь

Санди Зырянова
Сколько можно безумному даэдра сидеть в отпуске?
Времена капюшонов и ярких зонтов –
И в дожде отражается Адмиралтейство.
Город убран штормами к морозу – невеста! –
И к седой гололедице снова готов,
И на крышах промозглых, о чем – неизвестно –
Шепчет осень невнятицу ветреных слов.

Обездоннели русла – уж первый ледок,
И последний пропащий листочек в них тонет.
Цепенеют озябшие Клодтовы кони
И прикован к причалу давно катерок.
По мостам – топоток, отдающийся стоном,
От прощальных шагов, первых теплых сапог.

Сколько жалоб на слякоть – ну, невпроворот!
Все прекрасное часто забыто и скрыто.
Но нисходит к нам чудо. Смотрите, смотрите! –
Вот снежинки на варежке… Первый! Идет!
…Я приеду к тебе в твой заснеженный Питер,
Чтобы вместе с тобою встречать Новый год

22:31 

Петербургские поэты

Санди Зырянова
Сколько можно безумному даэдра сидеть в отпуске?
Полуголодное наше поэтское братство! –
За полночь так ощущаешь вращенье Земли…
Я остаюсь у тебя: мне домой не добраться –
Мы засиделись. Уже и мосты развели.
Белая ночь ворожит и танцует на крышах,
Холодом вечности тянет от близкой Невы.
Чью-то гитару из ближнего дворика слышно:
Нас, полуночников, много. Мы – племя любви.
Вечные долгие споры о судьбах России,
Пепел и кофе, и шутки, и снова – стихи…
С Музой на кухне сидим – навсегда молодые,
На расстоянии дружеской теплой руки.
Ветер, привычно погладив дворцы и фасады,
Тенью осядет на тонких чертах наших лиц:
Это дыханье Петра, декабристов, блокады,
Мышкин с Онегиным, тихо бредущие – вниз…
Гаснет беседа, и день занимается новый,
Скоро откроют метро. Уходить не спешим:
Кто-то поставил «Аквариум». Голос и слово…
Город стихов и любви, ставший вдруг золотым…

16:32 

Летний Питер

Санди Зырянова
Сколько можно безумному даэдра сидеть в отпуске?
…А счастье в груди распускает лучи незаметно:
Лежишь на газоне, под телом пружинит трава –
И, солнцем оплавлены, тихо колышутся ветви,
И слышно, как рядом кораблик качает Нева.
Порыв ветерка пробежал под музейную крышу –
И сник, безбилетник, пред Вечностью робко зачах;
Босые студентки пастелью шуршат еле слышно,
Корпя над набросками пестрых лаптей и рубах
И голые ножки следами грядущего века
Впечатались в память, покрытую пылью времен…
Вот зайчики солнца – случайного летнего смеха –
Коснулись ресниц, намекая, что жизнь – это сон.
Туман на губах – это отблески Ладоги дальней,
Где ждут иван-чай, земляника, крапива и сныть
А счастье… что счастье? – оно же индивидуально,
Но требует с кем-то – хотя б на двоих – разделить;
Оно не зависит от дня, от часов и погоды
И даже любовь если властна, то только – едва…
Но есть, лишь когда беззаботные катятся воды
И новый кораблик все так же качает Нева

00:11 

Книжная ярмарка на Елизаровской. Любовь

Санди Зырянова
Сколько можно безумному даэдра сидеть в отпуске?
Не задержишь минуты. Нет власти ни Богу, ни Хиггсу,
И звезда вдруг проступит сквозь дня обреченную твердь.
Через несколько дней нам придется надолго проститься,
А прощанье всегда – хоть немного, но все-таки смерть.
Не задержишь… Зовут акварельные брызги веснушек –
Авантюрные искорки, россыпи свет-янтаря;
В лабиринтах прилавков ведешь – я ступаю послушно,
Покупая тома сочинений (чтоб выход – не зря!).
Нам так много успеть бы: сходить, посетить и увидеть,
Сделать снимки на память, купить по десяточку книг.
И еще отговорки придумать, чтоб было не стыдно
Рассказать, как упущен тот самый, единственный миг…
Не задержишь мгновенья. Ушло – и ушло безвозвратно,
И ни Бог, и ни Хиггс не расскажут уже – почему.
Прижимаю к груди свежекупленный томик Лавкрафта,
Выйдем – чтоб не в толпе – и тебя так же крепко прижму

15:54 

Любимый город

Санди Зырянова
Сколько можно безумному даэдра сидеть в отпуске?
Автор - ХамелеON


Моя душа в тени большого сфинкса
Так безмятежно тихо отдыхает
В тот час, когда уже уснули птицы,
И на Дворцовой саксофон играет.

Моя душа неслышно по каналам
Плывет и носится дворцами и садами.
Я вновь бегу, и спят ещё трамваи,
Я вновь смеюсь, не повзрослев с годами.

Мой чудный город белыми стихами
Как белым кружевом свои украсил ночи.
И я в любви своей к воде и камню
В том городе все не поставлю точку.

Мне снятся улицы, умытые под утро,
В районе Невского, где я жила когда-то,
Люблю фонтаны, львов красивых мудрых,
Мне снится вечер, на Неве закаты.

Моя душа лишь ночью рвет все нити,
Во сне туда, где сердце, улетает.
Я сплю в Москве, мне снова снится Питер.
Волшебный город с чудными мостами…

19:00 

Зимний Питер

Санди Зырянова
Сколько можно безумному даэдра сидеть в отпуске?
Автор - Сэр Хрюклик

Люблю зимы твоей жестокой
Недвижный воздух и мороз,
Бег санок вдоль Невы широкой,
Девичьи лица ярче роз...

А.С.Пушкин

Я зимний Питер не увижу,
Глазами Пушкина, тем паче:
И воздух ныне - не недвижный,
И город выглядит иначе.

Но память бережно лелеет
Полозьев скрип на Петроградской,
И солнце, что блестит, не грея,
И ветра пОсвист залихватский.

И ощутить хочу опять я
Метели бессердечный норов,
Мороза крепкие объятья,
Пушистый иней на заборах,

Хочу, чтоб снежных баб лепили,
И развлекались гололёдом,
Чтоб об асфальт сосульки бились,
Не задевая пешеходов,

Чтоб повстречалась утром стылым
Розовощёкая девчушка,
Чтоб каждый полдень била пушка.
Не боевыми. Холостыми.

16:44 

Полеты с Чудом

Санди Зырянова
Сколько можно безумному даэдра сидеть в отпуске?
Обыденность - пшик, это знают все наши дворы,
Они переполнены тайнами и чудесами...
Меня кот позвал полетать, так что - "чур, не игры!"
Про "серые будни" наврёте чего-нибудь сами.

Райлен Асиаре


Обычные дни закружили привычностью дел,
Знакомых настолько, что руки все делают сами…
Ко мне Чудо-кот через сырость и ночь прилетел,
Мурлыкнул «Давай же! Я жду тебя над небесами!»
И я поспешила за Чудом, отставив утюг
И крикнув «Пока!» на ходу – изумившимся детям.
Остался внизу наш сырой и приземленный юг;
Гудя в волосах, подгонял нас взбесившийся ветер.
А Чудо летело, пугая шипеньем Луну,
Туда, где раскрыла объятья седая Казанка,
И купол Исакия в небе полночном заснул,
И Аничков мост задремал над застывшей Фонтанкой.
Мы шпиль с кораблем обогнули, а кот мне: «Пойдем! –
Смеяться и петь, и стихи пусть шумят в кронах сосен!
Смотри – неужели не видишь загадочный дом
Над невскими льдами, – вверху, на туманном утесе!
Пусть цепь на груди оборвется, как тонкая нить,
Твое место – там, в небесах, с чудесами, с котами…»
…А врач говорил: «Я прошу вас меня извинить,
Мы сделали все, что могли», – моей плачущей маме

02:16 

Питерская память

Санди Зырянова
Сколько можно безумному даэдра сидеть в отпуске?
Автор: Вера Кузьмина

Летний сад - мозаика разных судеб.
Достоевский с Хармсом гудят в притоне.
А вода каналов несчастья любит
Принимать в застиранные ладони.

А на крышах ветер скребется рысью,
А в каналах жизни, слова и рыбы.
Кто мне эту невскую воду впрыснул
Не под кожу - в плоть локтевого сгиба?

Отчего я знаю, как в ритме вальса
Снег на плечи Пестеля томно падал,
Как по списку мертвых костлявым пальцем
Педантично, сухо вела блокада?

Дай мне руку, Петр, разудалый шкипер.
Год от года крепче речная память,
А людская - мельче... И молча Питер
Над страной забывшей поник плечами.

00:52 

Счастье мое

Санди Зырянова
Сколько можно безумному даэдра сидеть в отпуске?
От рассветного воздуха снова становится красной
Подостывшая кровь, а слова - как всегда - не о том...
Я тебя обнимаю, мое петербургское счастье,
По судьбе проскользнувшее ласковым теплым котом.
Убегающей жизни на год увеличится скорость,
И вещает иное звезда - постоянны лишь мы.
Я веснушки твои поцелую еще и еще раз
Через пасмурный войлок упорно идущей зимы.
Напишу-ка я повесть о нас, но с финалом открытым:
Точки ставим не мы, а суровый поэт-Бытиё...
Я увижу тебя, мой любимый и сказочный Питер,
Где мурлычет во сне долгожданное счастье мое

14:29 

Возвращайтесь домой, петроградцы!

Eltna
* * *
Возвращайтесь домой, петроградцы!
Этот город мертвеет без вас.
Эти улицы тонут в болоте
Безразличных, расчетливых глаз.

Духи ваших к вам предков взывают,
Пискаревка, Смоленка, Ручьи.
Душа города тонет и тает
В море хлынувшей вдруг черноты.

Петербургский, особенный говор
Уж не слышен в колодезях стен.
Ваши стены эхом разносят,
Черт уж знает какой там, акцент.

Поезда вас увозят куда-то,
Будто кто-то вас гонит взашей!
А назад все привозят, привозят
Торгашей, алкашей, наркашей!

Возвращайтесь домой петроградцы,
Чтоб любить эту влажную мглу,
Чтоб заполнить надеждой и верой
Этих улиц и рек пустоту.



D`Ogma©2002

15:25 

Дейнерис Таргариен [DELETED user]
Душа, душа! Зачем ты рвешься
В ту неизведанную даль?
Зачем, зачем ты глупо бьёшься?
Тебе меня совсем не жаль?

Ты хочешь в город тот далекий,
Куда прохода смертным нет
Постичь ты хочешь смысл глубокий,
Сокрытый триста сотен лет.

Туманной дымкою одетый,
Тот город Богом защищен,
Огнём божественным согретый,
И ангелами освещен.

12:53 

Мосты

Здесь воды сИни, а мосты – крылаты,
И словно свечи, тлеют фонари.
Стоит, закован в сумрачные латы,
Мой белый Город в отблесках зари.

Люблю его без меры, без оглядки!
Взгляни скорей, тоску отбросив прочь,
Как босиком по каменной брусчатке
Я ухожу в серебряную ночь.

Я ухожу. Ты тщетно тянешь руки,
Судьбе суровой больше не перечь:
Мосты разводят в горький час разлуки,
Но снова сводят в час волшебных встреч.

13:55 

Зеркало Сфинкса
Ученик колдуна
Про Питер

- А этот город- он живой, он дышит!
На вздохе камнем выгнулись мосты.
- Дышать сквозь камни и гулять по крышам
Умеет каждый здесь. Сумеешь ты.
- Да, я сумею. Он дает мне силы.
Дышать сквозь камни- это очень трудно?
- Но ты сама же выбрала. Решила.
- Да, я решила. Город многолюдный…
Течет Нева, текут людей потоки…
- Сквозь их сердца опять течет Нева.
- Теченья эти холодны, глубоки ?
- А стук сердец умеет согревать.
Нева становится их кровью, протекает
Сквозь их сердца- ты это понимаешь?
Мы - реки те, что нас водой питают,
И воздух... – ты уже его вдыхаешь…
Да, здесь приходится всегда дышать сквозь камни.
Но эти камни тоже не простые…
- Я чувствую- их мощь- она нужна мне,
Скульптуры, парки, шпили золотые…
- Ну, шпилей уж не много. Успокойся.
- Тогда пусть- львы! - Ну, этих сколько хочешь…
- И фонари! – Разбитые? Не бойся…
И лужу обойди – не перескочишь.
- Спас -на Крови, чуть прянично - московский,
Но он по сути сам - как этот город!
Здесь каждый камень- камень философский…
- Ну, перестань. Пустые разговоры…
- А ты возьмешь меня с собой? Гулять по крышам?
- Учись дышать. Все будет. Но не сразу.
- А этот город- он живой, он дышит!
- Ты снова повторяешь эту фразу-
Фонтан восторгов. Да, здесь бьют фонтаны.
Но будут также осень и зима.
И ветер- чувствуешь -он дует постоянно.
Но ты решила. Выбрала сама.

Автор: Вероника Сергиевская

05:40 

жж юзер malenkayaV. "Мой детский Петербург"

Tsurune
«А судьи кто?»
это, конечно, в первую очередь
набережные Невы
и папа поднимает на руки и ставит на парапет
потом наводит резкость на Зените и делает "щелк!"

детский Петербург - это та самая пышечная
где можно выбрать, в каком зале сидеть
и да-да - этот не совсем кофе в стеклянных стаканах
зато настоящие пышки в огромных количествах

в детском Петербурге трамваи громыхают так же,
как и во взрослом
только везут они не куда-нибудь,
а в Цирк, Зоопарк или в гости к тете Гале
тетя Галя живет в коммуналке с высокими потолками и окнами на пыльную улицу
у нее всегда шумно, весело и лето
потом, возвращаясь домой,
ждать трамвай нужно обязательно сидя на цепочках,
ограничивающих тротуар

детский Петербург - это мамины экскурсии по Эрмитажу
и яблоки из сумки
и пока никто не видит потрогать рамку картины
не может же она быть и правда золотой

в детском Петербурге у папы всегда на шее фотоаппарат
а Нева - бесконечно глубокая
и когда идешь через мост
такой высокий и раскачивающийся
там посередине есть такое место, где видно воду
далеко внизу
это самый ответственный момент, между прочим!
а еще папа подзадоривает и улыбается
дыхание на секунду замирает, ты набираешься смелости
и перешагиваешь эту бездну
а потом чувствуешь себя храброй и довольной

в детском Петербурге всегда ветер и какая-нибудь река
а еще сфинксы и львы
они на самом деле живые,
но взрослые об этом не догадываются

а еще в детском Петербурге
тебя привозят в Гостинку или ДЛТ
и разрешают ткнуть пальцем во что угодно
потому что Новый год

а летом на Невский выкатывают тележки с мороженым
и можно долго выбирать,
какой шарик толстая тетка в фартуке
затолкает в стаканчик круглой ложкой
еще есть такие специальные автоматы с шипучкой
лимонад оттуда кажется волшебным
и приятно щекочет нос

не потрогать пальцы на ногах Атлантов
в детском Петербурге считается преступлением
они гладкие холодные и огромные
сами Атланты - ерунда по сравнению с этими пальцами

а еще в моем детском Петербурге широкие светлые улицы
и высокие
(такие, что приходится задирать голову)
дома
желтого, розового, голубого, зеленого цветов
с невероятно разнообразными окнами
и головами на стенах
и иногда очень хочется вернуться в тот самый город
и в ситцевом платье, гольфах и сандалиях заскочить в трамвай
пробить в билетике дырки
и, раскачиваясь и мечтая,
громыхать вместе с трамваем по разноцветным улицам
самого лучшего Города на Земле

22:08 

Петербургская мистерия

Kalcius
...и точка лазерного прицела на твоем лбу - тоже чья-то точка зрения(с)
А чтобы быть собой - смотри, - мне нужно непристойно мало - всего лишь жить под одеялом часов двенадцать, а не три, мне нужен вечер теплый, синий, с вином и плюшками в меду, и научиться быть красивой спокойным людям на беду, мне нужно ездить на метро, толкаться острыми локтями, и чувствовать, как голод тянет моё засохшее нутро, мне нужно плакать втихаря над неудавшимся романом, кричать "конечно, всё нормально" - "всё плохо" тихо говоря, кидаться под автомобили, сидеть на белой полосе, еще, практически от всех, мне нужно, чтоб меня любили, накидывать на плечи шарф, себя чуть-чуть считать поэтом. И нужно жить - а то всё это теряет некоторый шарм.
Казалось, что вчера октябрь, но ветер бьет щитом фанерным, метет за ворот, щиплет нервы, тайфуны снежные крутя. Курю у звездного ковша, украдкой, в пять сбежав с работы, с такой неслыханной свободой, что даже не о чем дышать. Что даже не о чем смотреть - прищуриваюсь против снега, а он так сыплет, сыплет с неба, что мир уменьшился на треть. И в этом мире бродим мы - актеры призрачной массовки, знакомлю старые кроссовки с промокшим сахаром зимы.
На Стрелке в свете фонаря туристы изучают карту - рожденственские кинокадры почти в начале ноября. Попробуй выжить на ветру, мне через мост на Петроградку - иду, хватаясь за оградку, скольжу по мокрому ковру. Я узнаю себя чуть-чуть в любом прошедшем человеке, отныне, присно и вовеки я буду жить, куда хочу, куда прикажет глаз и нос, куда меня несет кривая, туда и побегу - живая настолько, что самой смешно. Ты хочешь выпить - ну, налей, я тоже - так спасибо, Боже, за непохожих, за прохожих, за Биржу в дрожи фонарей. Но ты сидишь в жару, в соплях, над книжками, на Техноложке, скребешь ногтями по обложке, заметки ставишь на полях, и шепчешь, засыпая в полночь, закутываясь в теплый плед - ты шепчешь это много лет, но ты наверное, не помнишь:
Я никогда не разобью спартанцев под Пилосом.
Я никогда не разобью спартанцев под Пилосом.
Я никогда не увижу спартанцев под Пилосом.
Ерошится на куртке шерсть, и всё вокруг тесней и площе, а я переезжаю площадь трамваем номер тридцать шесть. Я не могу тебе помочь, приду тихонько, брошу сумку, я принесла прозрачный сумрак, босую питерскую ночь. Спартанцы здесь обречены, здесь нет блистательных и сильных, есть тонкий запах апельсинов и прелый привкус тишины. Шагами легкими тоска заходит в гости, тянет жилы и спрашивает: "Живы?" -Живы. Тебе здесь нечего искать.
Но завтра-то - не за горой , мы побредем проспектом темным - совсем усталые актеры, неважно знающие роль. Дрожит собака в конуре, не греется вода в ботинках, но есть вчерашняя картинка - и Биржа в свете фонарей. А остальное - ерунда, тоска крадется шагом лисьим, но мы исчезнем в закулисье и будем живы - навсегда.

2006

Аля Кудряшева.

10:46 

Зеркало Сфинкса
Ученик колдуна
Юнга

Гранитной рыбой гордый город
Плывет по медленной Неве,
И солнца раскаленный молот
Завис в звенящей синеве.

Ни шороха. Один мальчишка
У Львиного моста сидит,
Как в воду, провалившись в книжку
(Джек Лондон, может быть, Майн Рид).

Соленой тиной пахнет ветер,
Шумит над ухом океан.
Как много есть чудес на свете,
Прекрасных неоткрытых стран!

За поворотом ждут пираты...
Дает команду адмирал...
Он - вдохновенный и лохматый
Наследник тех, о ком читал.

Мечты и юность – ненасытны.
Вода сверкает горячо.
Лев тянет морду, любопытный,
И тычется ему в плечо.
(с)

17:41 

Rotstein
Дрожью неверной выдали нервы, трудно быть первым - всегда!
Городу

Заглядываю в твои глаза, мой Город,
Раскинуты объятиями проспекты,
Встречает меня ласковый твой холод
И площади – рассыпанные вдоль реки монеты.

И ты глядишь из всех своих окон,
За ними ряды лиц, имен и дат.
И ты зовешь меня из всех своих времен,
Из всех трущоб, из всех дворцовых врат.

О Город мой, с тобою рядом вновь,
Когда еще увидимся, не знаю.
Благодарю тебя за всю твою любовь!
И вновь в глаза твои взглянуть мечтаю.

18:42 

(свое)Весне

Ирина Папилон
Что-то внутри встревожил, дыхания не хватает. Какой бы он не был хороший, он тоже тебя ломает.
А весной у меня будет Питер,
Невский и все проспекты.
В шкаф запрячется толстый свитер
И из прошлого чьи-то конверты.
Наизусть запомню все книги -
Перепачкаю, перечитаю.
Позабуду зимы интриги -
Изведу, запишу, сжигаю.
В новом мире, без капли сомненья,
Будет очень светло и уютно,
Бергамот и одно вдохновенье,
Мне подарит весеннее утро.(с) Ирина Папилон

Весна 2011

Cтрофы о Северной Венеции

главная